Главная » Статьи » Новости » События и происшествия

Абхазия отмечает 23-летие победы в войне с Грузией
Абхазия отмечает 23-ю годовщину победы в войне с Грузией. В нашу эпоху почти четверть века — это огромный срок. В новейшей послевоенной истории страны в свою очередь три или четыре совершенно разных эпох успели смениться к этому времени.

Но сейчас Абхазия находится на пороге нового этапа своего существования, который с годами, несомненно, преобразит страну.
В этот праздничный день хочется оставить за скобками разговор о текущей реальности в жизни Абхазии, о недавнем прошлом. Хочется поговорить о будущем.

Можно долго обсуждать политические сюжеты в абхазской политике, но их ценность сама по себе нулевая. Они следствие попытки сложившейся системы организации жизни оттянуть свой демонтаж.

В чем проблема? Независимость в том понимании, которое было в первые годы после войны, можно выразить в формуле: «социализм, но без грузин». Общество воспроизвело ту позднесоветскую модель жизни, которая была ему знакома. А это грязная жизнь. Пропитанная коррупцией и винными парами, в которой взятки, пьянки, понты, демонстративное потребление и почитание гадких людей, которые смогли больше других украсть, дать взяток, выпить вина и купить на украденное дорогую марку немецкого автопрома.

Многие все это назвали «наша культура», потому что другого они не видели, но от этого эта грязная жизнь не стала чище.

Эта модель несовместима с сегодняшней реальностью. Просто потому что так жить дорого. Независимость вообще дорогое удовольствие. Коррупция, мир блатных и большие застолья не могут привнести ничего ценного. Но переход на другой уровень развития осложняет то обстоятельство, что этот уровень требует уже работоспособных современных институтов управления, развитой правовой культуры, живых ценностей и смыслов традиции, поскольку мы говорим о кавказской культуре. Ничего из этого нет. И поэтому переход затянулся, и как следствие производятся все новые кризисы, которые «съедают» страну.

Нельзя сказать, что элита и власти Абхазии все эти годы плыли по течению — попыток реформирования системы было немало. Но кажется, косметический ремонт здесь ничего не даст.
Был один большой шанс на успех. В 2009—2012 годах все проблемы страны начали заливать российскими деньгами. Растекающаяся по стране денежная масса очень быстро дала всходы — ожил строительный рынок, ключом забила культурная жизнь, возникло, как мы теперь понимаем, обманчивое ощущение того, что «все встало на свои места».
Но социальная поляризация, демонстративное потребление, рост коррупции, ухудшение криминогенной обстановки, подтолкнули движение ко дну. Нельзя заливать деньгами среду, в которой девальвированы культурные ценности. В итоге, люди бились насмерть на машинах, купленных на «лишние» деньги для того, чтобы показать свое превосходство.

Сейчас с российскими деньгами совсем другая история. Говоря кратко, технологически система выстроена таким образом, что не возникает той денежной массы, которую можно использовать и которую раньше использовали как инструмент во внутренней политике.

Деньги четко идут на заявленные цели. В основном инфраструктурное строительство. В условиях углубляющегося износа инфраструктурных фондов значение этой поддержки с российской стороны еще только предстоит оценить.

Но в любом случае проблемы больше не заливаются российскими деньгами, и просто нет выхода у любой власти, которая есть и будет в Абхазии, кроме того, чтобы строить самодостаточную экономику в стране.

«Уход» российских денег из внутренней политики при этом стал фактором обострения обстановки, потому что элитные группы настроились на долговременное активное потребление финансовых возможностей, возникших с признанием. Это в какой-то мере можно сравнить с ломками у наркомана, который лишается иглы. Безболезненным такой процесс не бывает.

Абхазия, и это делает ее похожей на непризнанные и частично признанные страны постсоветского и не только пространства, — новый культурный проект. Несмотря на то, что в основе ее идентичности действительно древняя культура, этот культурный феномен не имел даже той квазигосударственности, какую имели Грузия, Армения, или Литва.

Поэтому нужно сшить общую ткань единого социально-культурного пространства. А сейчас идет обратный процесс, в силу объективных причин, губительной для Абхазии урбанизации и экономической несамодостаточности, культурная самобытность растворяется. Подсчитал сегодня в «Фейсбуке». Из 30 поздравлений в связи с праздником от людей, в равной степени владеющих абхазским и русским языками, не было ни одного полностью на абхазском. 12 поздравлений, в которых только общие фразы на абхазском, содержательная часть на русском. Все остальные — только на русском. В принципе понятная вещь. Люди переходят на те рельсы, которые приносят больше выгоды, позволяют выжить. Но без культурного стержня, государственный проект будет пустышкой.

Абхазскому обществу еще предстоит определиться с моделью будущего. Это важно. Нынешняя модель, бывшей аграрно-туристической окраины, закрытой границами от всего окружающего мира территории, работает на выкачивание из страны человеческого капитала. Это модель умирания и депрессии.
Но прежде чем заработают любые модели, нужно сделать несколько вещей.

Построить, а точнее, возродить пространство культуры, об этом мы написали выше. Второе — создать пространство закона. Беззаконие — это не только коррупция, организованные преступные группировки. Это вседозволенность, беспредел, как норма жизни. Это теневые и криминальные ниши и целые отрасли в экономике.
И третье — заимствование, насколько это возможно, технологий, навыков, знаний для создания современной системы организации жизни.

Государство — вещь действительно дорогая. Нет технологий и знаний в правоохранительной деятельности, видим проблему, ломающую имидж туристической страны.

Есть криминализованная отрасль — рынок недвижимости, по поводу которого сломано много копий, но который действительно криминальный, будет зреть политическая проблема в российско-абхазских отношениях, потому что количественно «слишком большим» становится число пострадавших от мошеннических схем.

Одним словом, есть технологии государственного строительства, которые требуют интеграции в жизнь в режиме «догоняющего» развития. Потому что какой бы ни была модель будущего Абхазии, без культуры, без закона, без элементарно отлаженной работы инфраструктур, стратегии, карты планы будущего будут процессом, похожим на конкурс рисунков в детском саду.
Категория: События и происшествия | Добавил: ingvarr (01.10.2016)
Просмотров: 29 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar