Миф о перенаселении
Многие люди, впервые слышащие о возможности всё увеличивающейся продолжительности жизни вплоть до достижения неограниченного продления, испытывают растерянность, а затем и страх. Это сложный процесс, во время которого человек фактически оказывается перед фактом несостоятельности тысячелетних убеждений о неизбежности смерти — разумеется, такое не может не вызывать страх и даже иррациональную агрессию. Подсознательно люди начинают искать способы восстановить пошатнувшиеся опоры своего мироздания, и рационализируют свои эмоции через ряд «разумных» доводов, убедительно доказывающих с их точки зрения, что бессмертие невозможно, и это хорошо.

Один из главных таких доводов против радикального продления жизни — это мнимое перенаселение Земли в результате прекращения естественного убытка населения. Рассмотрим же это утверждение подробнее, и убедимся в его ошибочности.

Известная нам со школы теория Мальтуса, опиравшаяся на математические знания того времени, предрекала человечеству экспоненциальный рост, при этом он может быть ограничен доступностью ресурсов - например еды. Эта теория хорошо подтверждается у большинства сообществ живых существ, например у микробов - они растут до исчерпания ресурсов. Но люди не микробы. Главное отличие людей - они хотят знать. И это не обязательно доказывать сложными опытами. Это отличие проявляется в сравнении численности людей и любого животного вида. Все живые твари на планете подчиняются простому закону - чем больше вес, тем меньше особей. Слонов мало, мышей много.

При весе около ста килограммов нас должно быть порядка сотен тысяч - например при схожем с человеком весе сейчас в России сто тысяч волков, сто тысяч кабанов, эти виды виды существуют в равновесии с природой. А человек в сто тысяч раз более многочислен! Сто тысяч человек жило на земле одновременно во времена палеолита, а во времена Христа - уже сто миллионов! Наши знания - это ресурс, который позволяет нам увеличить нашу численность по сравнению с животными, делая пищу и другие ресурсы менее значимыми. Мы размножаемся, питаемся, мало отличаясь в этом от животных, но качественное отличие в том, что мы обмениваемся знаниями. Мы передаем их по наследству, мы передаем их горизонтально – в университетах и школах. Поэтому и динамика развития у нас другая.

Еще перед второй мировой войной демограф Маккендрик предложил формулу для оценки роста человечества, которая опиралась на фактические данные о численности людей в прошлом. И этот рост оказался не экспоненциальным, а гиперболическим! Согласно это формуле, к 2030 году число людей на земле будет стремится к бесконечности, но это очевидная нелепость, это невозможно по чисто биологическим причинам. Однако для прошлого, эта формула хорошо описывала численность людей. Она очень медленная вначале и резко ускоряющаяся в дальнейшем, скорость роста пропорциональна не числу людей, а квадрату этого числа. Это "коллективное" явление, как цепная реакция в ядерной бомбе.

Говорить о том, что наш рост ограничен истощением ресурсов, – это очень грубая постановка вопроса. Пищи в мире хватит всем! Аргентина по площади на треть меньше Индии, но в Индии в сорок раз больше населения. С другой стороны, Аргентина производит столько продуктов питания, что может прокормить весь мир, а не только Индию, если напряжется как следует. Дело не в недостатке ресурсов, а в их распределении. Это конечно создает проблемы и напряженности и неравномерности локального характера. Но история учит, что в прошлом человечество всегда решало подобные проблемы. Все неравномерности выравнивались таким образом, чтобы в масштабах человечества общий закон развития оставался неизменным.

В средневековой Европе эпидемии чумы уносили до трех четвертей населения, но уже через столетие численность выходила на прежнюю динамику. Первая и Вторая мировые войны принесли огромные потери, население Земли отклонилось от равновесного значения на восемь процентов. Но потом кривая за несколько десятков лет устойчиво выходит на прежнюю траекторию.

Изучение исторических периодов позволило выявить интересную особенность - со временем они становятся все короче и короче. Верхний палеолит продолжался около миллиона лет, а на всю остальную человеческую историю осталось всего полмиллиона. Средние века – тысяча лет, остается всего пятьсот. От верхнего палеолита до средневековья история, похоже, ускорилась в тысячу раз. Палеолит длился миллион лет, но численность наших предков составляла тогда всего около ста тысяч – получается, что общее число живших в палеолите людей составляет около десяти миллиардов. Ровно такое же число людей прошло по земле и за тысячу лет средневековья (численность человечества – несколько сотен миллионов), и за сто двадцать пять лет новейшей истории. Получилось - и видимо не случайно - что демографическая модель "нарезает" всю историю человечества на куски, на протяжении каждого из которых жило около десяти миллиардов человек. Сейчас десять миллиардов людей проходят по земле всего за пол столетия. И из этого следуют чрезвычайно интересные выводы.

Сжатие исторического времени сейчас дошло до своего предела, оно ограничено эффективной продолжительностью поколения – около сорока пяти лет. Это значит, что не может продолжаться гиперболический рост численности людей – закон роста просто обязан измениться. И он уже меняется. Согласно формуле, сегодня нас должно быть около десяти миллиардов. А нас всего семь: три миллиарда – это немалая разница. На наших глазах происходит демографический переход – перелом от безудержного роста населения к какому-то другому способу прогресса.

Рост численности начал замедлятся. У пионеров – Франции и Швеции – процесс стабилизации населения занял полтора столетия, в других развитых странах он тоже давно завершен, практически остановился прирост населения России, стабилизируется население Китая, отстающие страны быстро догоняют тех, кто встал на этот путь раньше.

И поэтому опасения перенаселения, грядущая катастрофа скорее в умах людей, чем в действительности. Прогресс, естественно, будет продолжаться, но пойдет в другом темпе и на другом уровне.

Далее, завершая интервью, Сергей Капица говорит, что не может гарантировать, что в процессе демографического перехода все произойдет мирно - неравномерность может привести к конфликтам, но и не думает, что процесс будет уж очень драматичным. Что у него нет готовых ответов и рецептов. "Мы живем при таких-то обстоятельствах, и надо принимать и понимать эти обстоятельства".

Уж от себя хочется добавить, что успехи медицины, борьбу со старением, за радикальное продление жизни вполне можно считать таким же “фактором знаний”, который воздействует на демографическое поведение людей с одной стороны и новым способом прогресса нашего вида - с другой. Конкретный способ, которым будет найден выход из потенциальной угрозы перенаселения, пока не известен. Скорее всего, это не будет что-то одно. Но уже очевидно, что исчерпание ресурсов, которого так боятся сторонники “естественной”, “природной” длины жизни, не наступит до того, как человек найдет решение и этой проблемы.

Категория: Новости науки и техники | Добавил: buzz (20.07.2019) | Последнее редактирование: 26.07.2019
Просмотров: 19 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar