Главная » Статьи » High-Tech новости » Новости науки и техники

Расширенные создания: как мы объединили свой разум с устройствами
«Отныне мы — технологически расширенные создания». Специалисты по нейроэтике Саскиа Нагел и Питер Рейнер провозглашают начало новой стадии развития человеческого интеллекта. Приводим перевод их статьи для журнала Aeon.

Как и жизнь в целом, технологии развиваются. Так обычный телефон превратился в смартфон, который теперь служит для нас проводником во вселенную информации о мире. Эти мощные устройства не покидают наших рук вот уже почти десятилетие, но кажется, что за последние годы что-то изменилось, что наши отношения с технологиями стали более интимными. Некоторые опасаются, что однажды мы станем вживлять в свой организм компьютерные чипы, но это уже не обязательно: физическая близость – это всего лишь внешняя сторона дела. Реальный вопрос в том, как плавно мы уже научились объединять свое когнитивное пространство со своими устройствами. И в повседневном, и в более глобальном смысле они становятся продолжением нашего разума.

Чтобы лучше понять эту идею, представьте следующее: вы с друзьями начинаете обсуждать какой-нибудь фильм. Кто-то задается вопросом о режиссере этого фильма. Если в компании нет знатоков кино, люди начнут делать предположения. Еще через мгновение один из друзей скажет: «Я просто загуглю». Эта цепочка событий замечательна тем, что мы уже не замечаем, насколько естественным это для нас стало. Наши устройства стали настолько важной частью нашей жизни, что мы привыкли постоянно держать их поблизости и иметь доступ ко всем знаниям, которые может предложить интернет.

Процесс слияния нашего разума с устройствами заставил нас переосмыслить то, кто мы есть и кем хотим быть. Рассмотрим вопрос независимости – возможно, самое ценное из прав, которые мы унаследовали от эпохи Просвещения. Само по себе это слово означает самодостаточность и способность принимать решения за себя. Эта форма личной свободы далась всем нелегко, и по крайней мере в Западном обществе последние 300 лет была тенденция к увеличению важности личности и уменьшению власти институтов.

Первый признак того, что современные технологии угрожают независимости, возник в 1957 году, когда один специалист по маркетингу из США по имени Джеймс Викари заявил, что ему удалось повысить продажи еды и напитков в кинотеатре при помощи трансляции 25-м кадром сообщений «Пейте Coca-Cola» и «Проголодались? Ешьте попкорн». История оказалась фальшивкой, но после посещения своего рода демонстрации журнал New Yorker написал, что разум был «ненавязчиво взломан». Сегодня мы постоянно слышим новости о достижениях нейромаркетинга – стратегии, при которой маркетологи используют последние достижения в нейропсихологии для чтения наших мыслей и поиска заветной «кнопки» в нашем мозге, которая активирует желание покупать. До недавнего времени все эти попытки манипулировать нами не имели успеха.

Однако угроза независимости остается. Всепроницающие технологии, призванные изменить поведение и привычки людей, появляются в каждой сфере жизни общества. Создатели этих технологий – не столько программные разработчики, сколько специалисты по социальной психологии. Самые благонамеренные из них стараются улучшить наше здоровье и финансовое состояние. В мире онлайн-торговли они изо всех сил стараются заполучить наше внимание, временами просто заставляя нас задержаться на веб-странице еще на несколько мгновений, за которые мы можем захотеть что-то купить. Однако трудно не стать циником, глядя, как Facebook ради эксперимента пытается втайне манипулировать эмоциями более чем 680 тысяч своих преданных пользователей. Или как предпочтения еще не определившихся избирателей можно изменить на 20%, просто управляя выдачей в Google. Конечно, это не новейшие достижения в области манипуляции людьми. Но делать это без нашего ведома стало возможно только по одной причине: мы предоставили социальным инженерам доступ к нашему разуму.

Это приводит нас к угрозе свободе мыслей. Будущий судья Верховного суда США Луис Брандейс совместно со своим партнером, юристом из Бостона Сэмюелом Уорреном, опубликовал эссе «Право на конфиденциальность» в 1890 году. Они утверждали, что пока закон еще только развивался в виде документированных соглашений в обществе, пресекать нужно было только физическое посягательство на жизнь и имущество. Со временем общество осознало значение духовной жизни людей, и под защиту попали продукты интеллектуального труда – например, торговые марки и авторское право. Однако стремительное развитие технологий – в то время появились первые папарацци, а в газетах все чаще можно было увидеть фотографии – вызывало все большие опасения.

Проблемы сегодняшнего дня остались примерно прежними, разве что сейчас можно украсть фотографии с любого из ваших устройств. Доступ разных организаций к информации на устройствах, был он получен тайно или открыто, волнует людей: 93% взрослых людей подтвердили, что для них крайне важно контролировать круг тех, кто имеет доступ к их личной информации. Однако в эпоху после Сноудена, обсуждение конфиденциальности и ее связи с технологиями охватывает слишком широкий спектр проблем, поэтому вести дискуссию нужно на более конкретные темы, не смешивая неприкосновенность личных данных в повседневной жизни и свободу мыслей.

Эти вопросы имеют значение, и не только потому, что представляют собой этические дилеммы. Они также помогают увидеть последствия, которые несет для нашего мироощущения восприятие разума как совокупности мозга и устройства. Энди Кларк – философ, который дальше всех продвинулся в изучении концепции расширенного разума – называет людей киборгами по натуре. Если дело именно в этом, если мы на постоянной основе внедряем внешние инструменты в повседневные процессы мышления и существования, тогда, наверное, мы переоцениваем исключительность собственного мозга в рамках понятия разума. Возможно, появления такого технологически продвинутого разума не стоит опасаться, а нужно просто принять это к сведению.

Плоды эпохи Просвещения позволили нам считать себя индивидуумами, которые постигают мир с помощью своего интеллекта. Позиции этой устоявшейся культурной парадигмы пошатнулись, особенно в последнее десятилетие, когда исследования социальной нейропсихологии подтвердили наше социальное естество. Наши отношения с собственными устройствами ознаменовали новую веху: мы вступили в период, который американский инженер и изобретатель Дэнни Хиллис назвал «Веком переплетения». Отныне мы технологически расширенные создания, подвластные влиянию современных инструментов, которым есть место во всех сферах жизни.

В 2007 году Стив Джобс представил миру первый iPhone со словами «это все изменит». Тогда мы еще не знали, что этим «всем» будем мы сами.
Категория: Новости науки и техники | Добавил: ingvarr (12.10.2016)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar