Главная » Статьи » High-Tech новости » Новости науки и техники

Хватит перевирать науку
Многие понятия покинули мир науки, и соответствующие слова стали частью повседневной речи — но, к сожалению, чаще всего их используют неправильно. Мы попросили нескольких ученых рассказать, какие научные термины, по их мнению, неправильно употребляются чаще всего. Вот десять из них.

Доказательство

Физик Шон Кэрролл стенает:

Я бы сказал, что «доказательство» — это самый неправильно понятый научный концепт. У него есть формальное толкование («логическая демонстрация того, что определенные последствия вытекают из определенных предпосылок»), и оно сильно расходится с бытовым употреблением слова, значение которого ближе к простому «свидетельство в пользу чего-либо». Между тем, что говорят ученые и что слышат обыватели, существует зазор, поскольку ученые ориентируются на более четкое определение, согласно которому наука никогда ничего не «доказывает»! Поэтому, когда нас спрашивают: «Как вы „докажете“, что люди произошли от других видов путем эволюции?» — или: «Можете ли вы „доказать“, что изменения климата вызваны деятельностью человека?», — мы обычно мнемся вместо того, чтобы просто сказать: «Конечно, можем». Тот факт, что на самом деле наука ничего не доказывает, а просто создает все более и более убедительные и понятные теории (которые тем не менее всегда можно и нужно улучшать и дополнять), — это одна из ключевых черт науки, определяющая ее успехи.

Теория

Астрофизик Дэйв Голдберг предлагает свою теорию по поводу слова «теория»:

Обычные люди (а также те, у кого есть на то идеологические причины) слышат слово «теория» и думают, что оно означает «идея» или «предположение». Но нам лучше знать. Научная теория — это целая система проверяемых и потенциально опровержимых идей; все они могут быть оспорены либо благодаря очевидным фактам, либо путем эксперимента, который можно провести. Лучшие теории (в том числе специальная теория относительности, теория квантовой механики и теория эволюции) выдержали сотню, а то и больше сотни лет постоянной критики и перепроверок — со стороны тех, кто хотел доказать, что они умнее Эйнштейна, или тех, для чьих воззрений эти теории представляли метафизическую угрозу.

Кроме всего прочего, теории изменчивы, но не до бесконечности. Они могут быть неполными, в них могут содержаться отдельные неточности, при этом теория в целом будет оставаться верной. Даже теория эволюции сильно изменилась за годы существования, но ее все еще можно узнать.

Проблема с фразой «Это всего лишь теория» — в том, что она заставляет считать, что настоящая научная теория — это какая-то мелочь. А это не так.

Квантовая неопределенность и квантовая запутанность

Голдберг добавляет, что есть и другие понятия, которые исковеркали даже больше, чем «теорию». Он имеет в виду употребление специальных физических терминов для описания духовного опыта и практик в стиле нью-эйдж:

Эта неверная трактовка — следствие использования понятий квантовой механики особой породой спиритуалистов и адептов концепции «помоги себе сам». Кратко она изложена в тошнотворном фильме «Что мы знаем?! Вниз по Кроличьей Норе». Квантовая механика, как известно, строится на измерении. Позиция наблюдателя, импульс и энергия могут вызвать непредсказуемый «коллапс волновой функции» (так, одна из моих первых колонок называлась «Насколько умным нужно быть, чтобы вызвать коллапс волновой функции?»). Но тот факт, что не все во Вселенной предопределено, не означает, что ты у руля. Удивляет (и, если честно, пугает), насколько тесно в определенных кругах связывают квантовую неопределенность и квантовую запутанность с идеей души или человеческого контроля над событиями или другими, такими же завиральными, предрассудками. В конце концов, мы состоим из квантовых частиц (протонов, нейтронов, электронов) и являемся частью квантовой Вселенной. Это круто, конечно, но только в том смысле, что физика — это вообще круто.

Врожденное против благоприобретенного

Эволюционный биолог Марлин Зак говорит:

Одна из моих любимых ошибок — это идея о том, что поведение может быть «врожденным» или «приобретенным» (и все вариации этого противопоставления). Первый вопрос, который мне обычно задают, если я заговариваю о поведении, это «генетическое» оно или нет — что само по себе уже признак непонимания, поскольку ВСЕ черты всегда являются результатом взаимодействия генов и среды. Только различие между чертами, а не черты сами по себе, могут быть генетическими или приобретенными. Например, если вы берете двух идентичных близнецов, воспитываете их в разных условиях и они делают что-то по-разному (например, говорят на разных языках), тогда различие приобретенное. Но владение французским языком, итальянским или любым другим не является полностью приобретенным, поскольку, очевидно, нужны определенные генетические условия для того, чтобы в принципе владеть даром речи.

Естественное

Биолог-синтетист Терри Джонсон ужасно устал от того, что люди неправильно понимают смысл этого слова:

«Естественный» и «натуральный» — это слова, которые используются в таком количестве контекстов и значений, что понять их собственный смысл представляется почти невозможным. Их самое банальное употребление — разграничение явлений, которые существуют только благодаря деятельности человека, и тех, которые могут возникать и без его участия. Оно предполагает, что люди каким-то образом отделены от природного мира, что наша жизнедеятельность «неестественна» по сравнению с жизнью, скажем, бобров или медоносных пчел.

Если говорить о еде, понятие «натуральный» еще более скользкое. В разных странах оно имеет разные значения. В США Управление по надзору за качеством продуктов и медикаментов махнуло рукой на осмысленное определение «натуральной еды» (в основном в пользу еще более зыбкого термина «органическая еда»). В Канаде я могу торговать кукурузой как «натуральным» продуктом, если ничего в нее не добавлял или не извлекал из нее перед продажей; однако кукуруза как таковая — это продукт длившейся тысячелетия культивации ее человеком, выведения ее из растения, которого без человеческого вмешательства не существовало бы.

Ген

Впрочем, еще больше Джонсона угнетает употребление слова «ген»:

25 ученым потребовалось два дня споров, чтобы породить следующее определение: «Ген — это локализуемый фрагмент геномной последовательности, соответствующий единице наследования, которая связывается с регулирующими, считывающими и/или другими функциональными фрагментами последовательности». Это означает, что ген — это отдельный фрагмент ДНК, на который мы можем указать и сказать: «Этот кусок за что-то отвечает или регулирует производство чего-то». Определение оставляет пространство для маневра; не так давно мы считали, что большая часть нашей ДНК вообще ничего не делает. Мы называли ее «мусорной ДНК», но вот сейчас обнаруживается, что значительная часть этого мусора обладает функциями, которые видны не с первого взгляда.

Обычно наиболее неправильное использование слова «ген» можно опознать по следующему за ним определению «для чего-то». Здесь есть две проблемы. У всех нас имеются гены для гемоглобина, но не у всех есть серповидно-клеточная анемия. У разных людей разные версии гена «для гемоглобина», называемые «аллели». Одни аллели гемоглобина связаны с развитием серповидно-клеточного заболевания, а другие — нет. Так что ген отсылает к семейству аллелей, и только некоторые члены этого семейства (если такие вообще есть) связаны с болезнями или нарушениями. Ген сам по себе не плох (поверьте, без гемоглобина вы долго не протянете), но частная версия гемоглобина, которая есть лично у вас, может вызывать проблемы.

Больше всего меня беспокоит популяризация идеи о том, что если генетическая вариация с чем-то коррелирует, то это и есть «ген для» чего-то. Подобным словоупотреблением говорящий предполагает, что «этот ген вызывает порок сердца», тогда как в реальности обычно «люди с этой аллелью более подвержены пороку сердца, но мы точно не знаем почему, и, возможно, эта аллель обладает компенсирующими преимуществами, которых мы не заметили, потому что не искали их».

Статистически значимый

Математик Джордан Элленберг хотел бы разъяснить недоразумение с этим понятием:

«Статистически значимый» — это одно из тех выражений, которые ученые хотели бы переформулировать, будь у них такая возможность. «Значимый» подразумевает важность; но тест на статистическую значимость, разработанный британским статистиком Рональдом Эйлмером Фишером, измеряет не важность или размеры какого-либо эффекта — а только то, можем ли мы, используя наши лучшие статистические инструменты, отличить его значение от нуля. «Статистически заметный» или «статистически различимый» было бы куда лучше.

Выживание наиболее приспособленного

Палеоэколог Жаклин Джилл говорит, что люди неверно трактуют одну из базовых идей теории эволюции:

Мой список возглавляет понятие «выживание наиболее приспособленного». Во-первых, сам Дарвин никогда ничего такого не утверждал. Во-вторых, люди неверно понимают выражение «наиболее приспособленный». В связи с этим сбивается и понимание эволюционного процесса в целом. Среди прочего весьма устойчива идея о том, что эволюция прогрессивна и однонаправленна (или даже предумышленна со стороны некоторых организмов, поскольку люди обычно не воспринимают идею естественного отбора). Или что все черты должны быть адаптивны (сексуальный отбор существует! и случайные мутации тоже!).

«Самый приспособленный» не значит «самый сильный» или «самый умный». Это означает «организм, лучше всего подходящий для жизни в определенной среде», и под этим может подразумеваться что угодно, в диапазоне от «самый маленький» или «самый податливый» до «самый ядовитый» или «лучше других обходящийся неделями без воды». Кроме того, живые существа не всегда эволюционируют в том направлении, которое мы могли бы объяснить адаптацией. Их эволюционный путь может быть сильнее связан со случайными мутациями или с теми чертами, которые представители их вида находят привлекательными.

Геологические мерки времени

Джилл, чьи работы посвящены изучению окружающей среды эпохи плейстоцена, существовавшей более 15 000 лет назад, говорит, что ее пугает, как мало людей понимает последовательность событий на Земле:

Проблема, с которой я часто сталкиваюсь, состоит в том, что людям не хватает понимания геологических временных рамок. Все доисторическое в сознании широких масс спрессовывается, и люди думают, что 20 000 лет назад на Земле существовали совершенно другие виды (нет!) или даже динозавры (нет! нет! нет!). Ситуацию не улучшает и то, что в упаковки с игрушечными динозаврами часто кладут пещерных людей или мамонтов.

Органический

По мнению энтомолога Гвен Пирсон, существует целая группа терминов, которые постоянно сопровождают слово «органический»: «без химикатов», «натуральный» и т. д. И ее уже воротит смотреть, насколько неправильно люди употребляют эти понятия:

Меня не столько расстраивает, что употребление этих слов формально неверно — поскольку, естественно, вся еда органическая, так как содержит углерод и т. д. Раздражает то, что они используются, чтобы свести на нет реальные различия в составе еды и в процессах производства. Что-то может быть «органическим» и при этом весьма опасным. А что-то может быть «синтетическим» и рукотворным, но безопасным, а порой и просто лучше, чем «естественное». Если вы принимаете инсулин, не исключено, что он произведен из генно-модифицированных бактерий. И по-прежнему спасает жизни.
Категория: Новости науки и техники | Добавил: ingvarr (02.08.2016)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar