Главная » Статьи » Новости » Политика

Брексит – это развод для нового брака
Политологи не смогли дать очевидное объяснение решения англичан покинуть Евросоюз, потому что не понимают, что происходит в современном Западе. Понятно, что он под грузом долгов и проблем трещит по швам, но какое это имеет отношение к брекситу, им не понятно. Поэтому решили, что это решении демонстрирует неадекватность англичан. Ведь в условиях кризиса нужно действовать совместно – преодолевать его общими усилиями. Тогда как модель «каждый за себя» эффективна только в благоприятных условиях. Например, дележа пирога».

Как все нации, англичане, регулярно делают ошибки. Иначе они и сегодня были бы великой нацией. Но считать англичан неадекватными нет никаких оснований. Они, безусловно, не относятся и к числу взбалмошных наций вроде поляков. И не относятся к числу безответственных наций вроде греков. У английской нации сердце, это лондонский Сити – «золотая миля». Что касается разума нации, то его угнетает потеря статуса великой империи. Соответственно, роль «пятого колеса» Евросоюза Англию не устраивает. Она скорее всего и вступила в ЕС по инициативе Америки, которой требовалось иметь в нем, как минимум, свои «глаза и уши», как максимум, агента влияния. Поэтому если Англия решила покинуть Евросоюз, то это значит, что ей предложена более привлекательная перспектива. И эта перспектива отвечает интересам США.

Выглядящие радикальными и имеющие масштабные последствия события происходят не просто так. В этом смысле объяснение брексита, как результата колебания настроения английских обывателей, крайне сомнительно. Ведь для организации такого шага требуется очень большой интерес очень больших в части влиятельности людей. Поэтому скорее всего Англия решила и выйти из ЕС тоже не по своей инициативе – это потребовалось США. То есть, чтобы на мировой арене Англия оказалась в другом месте и ином статусе. И это вовсе не место на заднем дворе ЕС в статусе европейского сепаратиста.

И это еще не все. В Европейском союзе развиваются кризисные процессы глобальных масштабов. Но брексит существенно снижает возможности США через Англию участвовать в этих процессах – оказывать на них влияние. А это значит, что Евросоюз перестал быть Америке интересен. А отказ от почти готового к подписанию соглашения о Трансатлантическом торговом партнерстве свидетельствует, что речь идет о кардинальном изменении экономической политики США. Д. Трамп говорит об этом уже даже открытым текстом. И именно в новой политике для Англии имеется новое место и новый статус.

Как представляется наиболее вероятным, США отозвали Англию из ЕС для решения проблемы неуклонного снижения своего «веса» в мировой экономике. В перспективе продолжение этого процесса приведет к изменению статуса США на мировом рынке с «главного» субъекта на «одного из влиятельных». А первое правило управления гласит, что негативные процессы нужно всеми имеющимися ресурсами разворачивать в обратную сторону. Интерес США в развороте процесса изменения своего «веса» в мировой экономике со снижения на рост, безусловно, имеется. Причем проблему обостряют продолжающийся десятый год мировой экономический кризис и груз фундаментальных проблем американской экономики.

А как быстро нарастить «вес»? Например, за год? Самый простой способ, это пойти по стопам ЕС – организовать свой собственный экономический союз. Но не в виде европейского базара, а принципиально более однородный – по сути, объединяющий англосаксонский мир. То есть, в составе США, Англии, Канады, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии. В таком варианте понятно, почему Трамп первым делом отменил уже заключенное Азиатско-тихоокеанское торговое соглашение. США требуется полноценный союз – экономическая федерация «родственников», в которой Америка будет «главой рода». И ей в нем нужны не партнеры, а родственники в статусе доверенных служащих. Заготовка такого союза имеется – нужно просто реанимировать Британское содружество, дополнив его устав нужными для США положениями. В результате «вес» США станет намного превышать «вес» Евросоюза.

Возможно, в этом деле какую-то роль играет и вполне реальная перспектива краха долларовой системы. Система английского фунта хотя и не сопоставима по масштабу с долларовой системой, тем не менее способна в случае реализации негативного для доллара сценария развития мирового финансового кризиса сыграть для Америки роль финансового «костыля». И пока Уолл-стрит будут лежать в руинах, его роль для США сможет выполнять лондонский Сити.

Что касается Англии, то для нее это возможность существенно повысить свой статус – стать «правой рукой» США. В таком варианте «брексит» становится полностью понятным событием – имеющим и очень влиятельного заказчика, и понятный интерес исполнителя.

Но и это еще не весь сюжет. Получить абсолютно недостижимый для конкурентов «вес» можно тоже простым способом. А именно – инициировав раскол Евросоюза на два – северный во главе с Германией и южный во главе с Францией. Кроме существенно более низкой весовой категории каждого союза такой раскол в два раза уменьшит размер системы евро, что для негативных перспектив доллара может оказаться критически важным – ограничит возможности для евро пользуясь ситуацией перехватить статус главной мировой резервной валюты.

Причем этот раскол будет полностью естественным – разная экономическая ситуация в северных и южных странах ЕС демонстрирует наличие существенно разных систем управления экономикой. Причем на концептуальном уровне. Разговоры о «Европе разных скоростей» отражают понимание, что Евросоюз слишком разношерстный, чтобы в условиях глобального кризиса действовать как единое целое. По сути, эти разговоры свидетельствуют о подготовке общественного мнения к необходимости разделения ЕС на принципиально более однородные союзы.

Этот вариант вполне устраивает Францию. Ведь в этом случае она меняет статус младшего партнера Германии на статус лидера самостоятельного союза. Так что вовсе не случайно Марин Ле Пен на последних выборах получила гораздо более высокие в сравнении с прежними результаты. Соответственно, ей была оказана существенно большая поддержка правящего класса. При этом у нее имелся вроде бы самый неконкретный лозунг – «нам нужно начинать жить по-другому». Но этого можно добиться единственным способом – кардинально изменить ЕС. А какой самый простой способ его изменить в интересах Франции? Разделить на два союза, один из которых она возглавит. И, разумеется, тот союз, в котором будут объединены более близкие Франции члены ЕС – южные.

В ЕС раздел по линии «север-юг» реально существует и только углубляется. Поэтому расколоть ЕС на Северный союз во главе с Германией и Южный во главе с Францией вопрос чисто технический. И для США вполне посильный. К слову, фронда Польши и Венгрии против Брюсселя вполне может быть инициирована США с целью «раскачивания лодки» Евросоюза. Как и взлет в Европе крайне правых выглядит стартом европейских «цветных революций», за которыми кроме Америки стоять некому.

Все новые политические силы выступают против Брюсселя. То есть, за роспуск Евросоюза. А кому это кроме США нужно? В этом смысле и в истории с нашествием иммигрантов тоже может присутствовать «рука Вашингтона». Это нашествие кто-то ведь организовал. И кто-то парализовал пограничные службы стран Евросоюза. А интересы США в разделении Евросоюза выглядят очень серьезными – вполне достаточными для описанных действий. И США при этом ничего не теряют. Они смогут сохранить имеющееся политическое влияние в обломках и при этом станут в три раза мощнее каждого из них. Причем, возможно, на несколько десятков лет. И тогда еще долго в мировой экономике некому будет «дышать в спину» Америке.

Что касается Китая. Все разговоры о том, что он, обойдя по объему ВВП США, станет его конкурентом в деле управления мировым рынком, основаны на непонимании различия между количественной и качественной характеристиками. ВВП – это количественная характеристика. То есть, размер ВВП Китая характеризует «толщину» его экономики. И толщина на статус в современном мире влияет только косвенно. На него прямо влияет только качество. В качестве

доказательства можно привести пример. Так, в 80-е годы девять из десяти крупнейших банков мира были японские. Но так как японская финансовая система была только «толстой», на изменение статуса Японии в мировой финансовой системе это достижение не оказало даже малейшего влияния. Так же и Китаю, для статуса реального конкурента США требуется иметь другую по качеству экономику. И будет у него такая экономика или нет, это неизвестно. И если будет, то в перспективе 20-30 лет.

Категория: Политика | Добавил: ingvarr (05.07.2017)
Просмотров: 48 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar