Главная » Статьи » Новости » Политика

Арктика: мир накануне войны
Подписание соглашения о сотрудничестве в регионе не исключает конкурентного противостояния в будущем.

Россия и США, а также еще шесть арктических стран на форуме в Бостоне подписали соглашение о сотрудничестве в Арктике, сообщает «Интерфакс». В документе отражены основные принципы, регламент, тактика и протоколы обмена информации на случай чрезвычайных ситуаций. Также страны-участницы Арктического совета договорились провести в этом году совместные военные учения.

Несмотря на достигнутые договоренности, Арктика остается ареной острого соперничества государств. В середине марта Европарламент принял резолюцию с призывом запретить бурение в арктических водах Европейской экономической зоны, а также «использование дизельного топлива в Арктике». Кроме того, содокладчик Урмас Паэт указал на геополитическую важность Арктического региона и призвал прекратить его «милитаризацию».

Европарламентарии не скрывают, что их призыв направлен на ограничение российской активности в Арктике. Они отметили, что наша страна развернула не менее шести военных баз к северу от Полярного круга. Также Россия располагает шестью глубоководными портами и 13-ю аэродромами. Не забыт и союзник Москвы — Пекин. Был упомянут его интерес к новым транспортным маршрутам и энергоресурсам.

Предлагая ограничить освоение Арктики, Европа ссылается на экологические причины. Арктический регион был назван «очень чувствительным и уязвимым» к деятельности человека. Схожей позиции придерживается и «Гринпис». Ее российское подразделение даже составило карту свалок на территории российского сегмента Арктики, содержащую 450 объектов. Правда российские власти заранее парировали выпад экологов, выделив на программу очистки 1,2 млрд. рублей.

Отметим, что США после смены администрации не собираются сворачивать освоение Арктики из-за опасности для экологии. Напротив, они готовятся к соперничеству с Россией за ресурсы. Так, аналитики из корпорации RAND предложили правительству воспользоваться таянием льдов для усиления контроля над Северным морским путем (СМП) — стратегическим коридором между Европой и Аляской.

Впрочем, как это можно сделать на практике — неясно. Российские военные приготовление в Арктике более чем заметны. Последняя по времени серьезная операция военных — успешная экспедиция Минобороны от материка по льду до острова Котельный на снегоболотоходной технике. Причем освоение Арктики происходит комплексно. Госпрограмма социально-экономического развития предусматривает выделение до 2020 года на эти цели 209 млрд. рубей.

Замдиректора института географии РАН Аркадий Тишков обращает внимание, что несмотря на многие примеры сотрудничества в Арктике, конкурентная борьба за этот регион не утихает.

— Именно МЧС России одной из первых стала формировать инфраструктуру для действий в Арктике. Речь шла о ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. За последние годы создана сеть станций и планируется постройка новых. Они позволят безопасно осваивать Северный морской путь, ликвидировать возможные разливы нефти, спасать людей на транспорте, в том числе, в сложных ледовых ситуациях.

Вдоль СМП таких пунктов планировалось построить 10−12. На разных участках требуется разный объем технических и прочих средств. Ведется дистанционный контроль из космоса за состоянием арктической трассы и побережья. Есть система аэродромов, которые могут принимать группы по ликвидации ЧС. Были предварительные договоренности с соседями, США, Норвегией, о совместных действиях. Как видим, теперь подобное соглашение подписано всеми арктическими странами.

В ближайшее время пройдут сразу несколько международных встреч в рамках Арктического совета. Самая крупная, пожалуй, у нас, в Архангельске — «Арктика — территория диалога». Ее проведет лично президент Владимир Путин. Там будут главы всех наших ведомств. Ожидается, что и там, и в ходе других встреч будет подтверждено развитие сотрудничества, в том числе, с США. Причем, не только странами Арктического совета, но и другими, имеющими интерес к Арктике.

— Какие это страны?

— Например, Китай. Он имеет статус наблюдателя в Арктическом совете. В рабочей группе по научному сотрудничеству, которую я веду, Китай всегда присутствует. Они очень интересуются СМП. Один ледокол у Китая уже есть. Они уже могут проводить свои суда. Сейчас строится и второй ледокол. У них один из самых крупных в мире арктических институтов — в Шанхае, есть программы исследований. Кроме того, на Шпицбергене у Китая есть стационарная научная база.

Помимо Китая Арктикой интересуется Япония. На только что прошедшем семинаре их специалисты представили свыше 20 докладов. У них есть специализированный центр в университете Хоккайдо, который занимается исключительно Арктикой. Причем реализует свои проекты в российском ее сегменте.

— Вам известно о принятой Европарламентом резолюции по Арктике? Как ее оценивать?

— Конечно… Во-первых, там высказываются опасения по поводу добычи нефти и газа на шельфе, так как в Арктике не совершенны технологии ликвидации последствий. А, во-вторых, речь идет об опасности освоения региона для живой природы. И поэтому надо превентивно создать систему особо охраняемых природных территорий, которые бы работали «буфером», позволяя развивать Арктику в хозяйственных целях.

Сейчас в секторах западных стран такие территории занимают 30−50% площади. Например, Гренландия вся — национальный парк. На Шпицбергене около 50%. А у нас 6−7%. В Якутии, правда, побольше. Европа предлагает сначала озаботиться этим, а лишь потом начинать бурение, в том числе и на шельфе.

— Насколько искренни европейцы в своей заботе об Арктике и ее российском сегменте?

— Конечно, нельзя говорить о полной искренности. Надо понимать, что наиболее развитая транспортная и газодобывающая инфраструктура в Арктике у России. У нас хоть и есть позитивный опыт сотрудничества с арктическими странами, но все же к ним есть вопросы. Почему-то в Северном море можно бурить Норвегии и другим странам, Японии и Норвегии можно на китов охотиться… Были серьезные международные акции против этого? Нет. В Северном море, кстати, сотни нефте-и газопроводов. А мы не можем даже одну ветку «Северного потока» проложить безконфликтно. Нам говорят про 2−3 наших платформы в Арктике, забывая, что у них десятки таких платформ. Речь идет об использовании экологического фактора в конкурентной борьбе. Это я однозначно говорю.

— А как тогда относиться к созданной «Гринпис» карте загрязнений в российском сегменте Арктики?

— Россия, осваивая Арктику, тем не менее, не забывает о вопросах экологии. В том числе, чтобы заранее нейтрализовать упреки со стороны конкурентов, о которых сказано выше. Сейчас, в год экологии, самая большая программа связана с мусором. Там миллиардные вложения в это. До этого тоже десятки тысяч бочек было вывезено из отдельных регионов. Например, с побережья Земли Франца-Иосифа, острова Белый, побережья Ямала. Русское географическое общество участвовало, волонтеры. Артур Чилингаров этим занимался. Помимо очистки от мусора, есть программа сохранения редких видов животных и сохранение особо охраняемых территорий. Будут созданы два заповедника, в том числе в компенсацию за «Северный поток». То есть, эту работу Россия ведет и упрекать нас не нужно.

Эксперт ассоциации независимых военных политологов Александр Перенджиев уверен, что Арктика обречена быть ареной политического и военного соперничества в будущем.

— Обратите внимание, что бостонское соглашение по Арктике подписали отнюдь не главы государств или правительств или хотя бы парламентов. С российской стороны это был адмирал (замглавы Пограничной службы ФСБ, руководитель департамента береговой охраны вице-адмирал Геннадий Медведев — авт.). Это соглашение — во многом техническое, а не политическое. Это своеобразная «пристрелка». Обязательность подобных документов невысокая. Мол, давайте подпишем, набросаем хоть какой-то план, и посмотрим, что будет. Стороны хотят прощупать ситуацию.

Надо понимать, что политическая борьба в Арктике продолжается, и будет продолжаться. Россия активно возвращается в Арктику, созданы специализированные Арктические войска, проводятся учения, строится инфраструктура…

Директор Центра парламентаризма МИГСУ при РАНХиГС, профессор Владимир Бакушев не советует придавать резолюции Европарламента по Арктике излишнее значение.

— Европарламент — это организация, у которой мало полномочий. Все решения принимаются Еврокомиссией, Советом глав государств. Теперь уже оставшихся 27-ми. Есть фактор евроскептиков, чьи позиции, правда, не очень сильны. Есть 7−8 стран, имеющих особую позицию, во главе с Польшей. Они часто оппонируют общей линии Брюсселя. Поэтому инициатива по поводу Арктики если и будет иметь какое-то продолжение, то все решения будут приниматься в национальных парламентах стран Европы, а не в Брюсселе. В той же Норвегии и других заинтересованных странах.

Категория: Политика | Добавил: ingvarr (26.03.2017)
Просмотров: 60 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar