Главная » Статьи » Новости » Политика

На Западе развеяны самые абсурдные мифы о России
Блистательный геополитический стратег, никогда не отсиживающийся в обороне, считает, что вступление стран распавшегося Варшавского договора в НАТО – это одна из самых трагических ошибок в истории Восточной Европы. На западе такую характеристику сразу бы приписали президенту России Владимиру Путину, тем более, что он уже ранее назвал распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Однако этой позиции придерживался совсем другой человек, можно сказать заклятый враг Кремля – Джордж Кеннан, автор американской «политики сдерживания», которая привела к тотальной гонке вооружений между СССР и США.

Ярослав Добжаньский, польский философ и историк, преподающий сразу в нескольких вузах Польши, США и Европы, уверен, что создать столь эффективную систему, которая сыграла одну из решающих ролей в распаде Советского Союза, Кеннану помог его трезвый взгляд на ситуацию в целом и прагматичный подход. А вот современный Запад, по мнению Добжаньского, напрочь лишён этих качеств, поэтому вынужден регулярно списывать свои поражения то на «русских хакеров», то на «многоходовки Путина», то на иные неведомые силы. Историк уверен, что все просчёты Запада связаны с четырьмя основными мифами о России, которые политики столь навязчиво втюхивали своим народам, что поверили в них сами. Представление европейцев и американцев о современной России – это набор фобий, предрассудков, комплексов и исторических мифов.

Главными и самыми абсурдными мифами являются российский имперский национализм. Запад уже не первый год стращает всю Восточную Европу приходом орд восточного соседа, которые незамедлительно примутся превращать всех в русских, а кого не превратят – поработят. Это относится хоть к царской России, хоть к «красной» России, хоть к современной России.

Но имперский национализм – это как раз модель развития европейских держав, в России же империализм и национализм не просто не шли рука об руку, а непосредственно конфликтовали. Такого мнения придерживается Джеффри Хоскинг, профессор Лондонского университета, академик Королевской академии Великобритании, специализирующийся на изучении истории России. По его мнению, превращением Московии в империю стал не национальный гегемонизм, а географическое положение и военно-политическая обстановка. При завоевании новой «колонии» не проводилось русификации, а у власти фактически оставались всё те же местные элиты, присягавшие на верность Москве.

Понятие русификации появилось в России лишь в конце XIX века, да и связано оно с распространением образования – Москва намерена была открыть дорогу к развитию тем народам, которые за долгие годы нахождения в составе большой страны продолжали жить обособленно и не владели общим для остальных русским языком. В противовес можно привести в пример Британию, которая проводила в своих колониях агрессивную англофикацию, но запрещала въезд в метрополию всем неангличанам.

Ярчайшим примером русского «национального империализма» можно считать распад СССР, считает Добжаньский. В 1991 году Россия отказалась от многих территориальных притязаний, которые могла бы предъявить как наследница СССР. Целью было мирное сосуществование и развитие в сложившихся условиях, хотя претензий Москва может предъявить многим. Так, по мнению польского историка, ярчайшим примером мифического русского имперского национализма является Украина - по сравнению с «подарками» Ленина, Сталина и Хрущёва, украинский национализм не сделал для своей страны ровным счётом ничего. Так, Крым вошёл в состав Российской империи в 1778 году. Там были заложены города, инфраструктура, морские военные и торговые базы… «А что сделал для Крыма Киев, чтобы считать его своим?» - задаётся вопросом историк?

Тут стоит отметить, что версию давно запланированной операции по «оккупации» Крыма продвигают только западные политики. Однако политологи придерживаются иной точки зрения. Профессор Чикагского университета, автор теории наступательного реализма, Джон Миршаймер, профессор политологии Кентского университета Ричард Саква и даже экс-президент Франции Валери Жискар д'Эстен уверены, что возвращение Крыма в состав Россию – это спонтанная защитная реакция на агрессию НАТО. Стоит взглянуть на карту расположения военных баз, и мы увидим, что за пределами бывшего СССР у России только одна база – в Сирии. А вот баз НАТО вокруг России – множество. И сами крымчане и политики в Москве справедливо решили, что вскоре и полуостров станет лишь ещё одной игрушкой НАТО. Именно солидарность народа Крыма и руководства Москвы в вопросе о возвращении полуострова домой и стала тем фактором, которому никто ничего не смог противопоставить. Таким образом, даже в наши дни Москва руководствуется не имперскими или националистическими амбициями, а лишь соображениями безопасности и желаниями народа.

Второй миф – русский тоталитаризм. В представлении западных обывателей, Россия во все времена была страной, которую в ежовых рукавицах держал один единственный лидер-тиран. Это касается Ивана Грозного, Петра Первого, Сталина, а теперь аналогичный образ стараются навязать и для Путина. Однако историк из американского Университета Брандайз Грегори Фриз уверен, что и этот миф Европа навязывает России, основываясь исключительно на собственном опыте построения государств. Им крайне сложно представить себе, что Российская империя – это чудовищная по размеру страна.

До появления железных дорог и авиации, править ей тоталитарно и в одиночку было просто немыслимо. Власть царей и императоров всегда опиралась на местные, зачастую национальные и религиозные, силы. Чтобы силой покарать неверного вассала Москве пришлось бы собирать армию и сперва несколько месяцев добираться до бунтарей, а потом годами отлавливать их по бескрайним лесам и степями. В связи с этим политика правителей всегда была завязана на взаимовыгодном сотрудничестве, а сила применялась лишь в исключительных случаях. Даже в эпоху бунтов к атаманов и лидеров восстаний всегда сперва пытались убедить словом, а лишь потом – делом. Именно в связи с этим в американской историографии в отношении России применяется такой термин, как «undergoverned country» - страна с недостаточно сильным и эффективным управлением. Обычно это государства-однодневки, державшиеся на силе воле одного единственного лидера и распадавшиеся с его смертью. России же уже не одна сотня лет. Согласитесь, здесь сложно говорить о тоталитаризме.

В современной России этот миф так же нежизнеспособен, считает Добжаньский. Если отвлечённо и непредвзято взглянуть на политические системы «тоталитарной России Путина» и «США – защитника мировой демократии», то можно увидеть, что в настоящее время в России политические силы представлены куда более разнообразно, чем в США, где всего две партии, мало отличимых по существу друг от друга, диктуют жизнь целой стране.

Полный экономический упадок – это четвёртый миф. О банкротстве России в Европе рассказывают испокон веков. Западная пресса описывает Россию как едва живого банкрота, который вот-вот отправится на свалку истории. Но тут есть прямой конфликт с тремя предыдущими мифами – не может быть страна, которая всем угрожает, всех грабит и порабощает банкротом. Во-первых, «русские орды» невозможно содержать без денег, а во-вторых, если сотни порабощённых народов трудятся на благо метрополии, то почему она так бедна? Стоит лишь взглянуть на историю становления Испании, Франции, Бельгии, Португалии, Великобритании и Германии, как мы увидим, что грабеж своих колоний – это чрезвычайно прибыльное дело.

Более дальновидные критики стараются избегать тем о банкротстве и сразу атакуют экономическое устройство России, отмечает польский историк. По их словам. Слабость Москвы заключается в сырьевой экономике – кроме как продажей ресурсов российская казна не пополняется. Однако, по словам Добжаньского, Россия строит свою экономику в соответствии со всеми мировыми правилами и тенденциями - она продаёт ресурсы только потому, что это выгодно. Например, Китай фактически продаёт свою рабочую силу – она дёшева и весь Запад перенёс туда свои производства. В Европе никого не смутило, что Китай – это тоталитаризм, где нередко используется детский труд. Не смутило и то, что перевод заводов и фабрик лишил европейцев рабочих мест. Европа просто сделала то, что ей выгодно, но никто же не говорит, что её экономика находится на грани краха. Все проблемы российской экономики никак не связаны с её устройством, а вызваны исключительно внешними факторами – демпингом цен на нефть, нарушением её прав в ВТО и санкциями. Но даже с учётом этих факторов глупо говорить о банкротстве. Как было сказано выше, военная угроза и экономическая немощь – факторы взаимоисключающие. Запад вынужден выбрать что-то одно. Либо экономика России столь мощна, что даже в условиях санкций «мирового сообщества» она создаёт армию, способную создать Русскую империю от Анкориджа, до Люксембурга. Либо все заявления о «русской угрозе» - вымысел и враньё. А истина, как общеизвестно, где-то посередине.

Категория: Политика | Добавил: ingvarr (09.03.2017)
Просмотров: 72 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar