Главная » Статьи » Новости » Политика

Турция может стать президентской республикой
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выложил все карты на стол. Большинство депутатов турецкого парламента проголосовали за начало обсуждения 18 поправок в Конституцию страны, которые были предложены правящей партией «Справедливость и развитие» (ПСР). До этого ПСР вступила в альянс с Партией национального движения (ПНД) Турции, возглавляемой Девлетом Бахчели. Согласно положению, парламент может одобрить проект конституционной реформы большинством в 367 голосами или вынести его на референдум, если за это проголосуют более 330 депутатов. Простая арифметика. ПСР имеет 316 из 550 мест в парламенте, ПНД — 40. Две другие представленные в парламенте оппозиционные партии — Народно-республиканская (НРП) и прокурдская Партия демократии народов (ПДН) — выступают против введения в стране президентской системы вместо парламентской, существующей с момента образования Турецкой Республики в 1923 году.

Дебаты в парламенте проходили в напряженной обстановке. Представители НРП попытались даже заблокировать трибуну, в результате чего произошла массовая драка. За поправки проголосовали 340 депутатов из 481, 135 против. Это означает, что Турции предстоит референдум. По словам заместителя председателя ПСР Хаяти Языджи, он может пройти весной нынешнего года. Правда, называют и другие даты — июнь даже или осень. Это не случайно, поскольку общественное мнение в стране очень неустойчиво и колебание политических настроений зависит от конкретной внутриполитической и внешнеполитической ситуации. Для положительного исхода голосования необходима поддержка более 50% граждан. В этой связи турецкие официальные СМИ публикуют результаты опросов, которые показывают, что политические настроения граждан пока склоняются в сторону поддержки внесения изменений в Конституцию.

Однако последние парламентские выборы в Турции показали, что правящая ПСР одно время балансировала на грани формирования коалиционного правительства, поскольку не получала большинство голосов. Лишь только в результате определенных политических манипуляций ей удавалось сохранить власть. Как будет сейчас, сказать сложно, поскольку оппозиционные партии заявили о подготовке «далеко идущих планов» по борьбе с «проектом Эрдогана». В ходе референдума туркам предстоит решить, стоит ли президенту и вице-президенту предоставить исполнительные полномочия. Если да, то глава государства будет главнокомандующим и получает право делать назначения на важные армейские посты. Одновременно должен быть упразднен пост премьер-министра, возрастной ценз для депутатов парламента снижается с 25 до 18 лет, а число депутатов в связи с ростом населения страны увеличивается с 550 до 600.

Президент получит полномочия править с помощью указов и сможет в любой момент распустить парламент. Кроме того, он будет наделен правом контролировать судебную систему, в частности Конституционный суд. Помимо того, президент сможет оставаться лидером политической партии, что на данный момент запрещено Конституцией. Его будут избирать сроком на пять лет, и он сможет переизбираться на два срока. То есть, Эрдоган сможет оставаться на должности президента до 2029 года. Парламентские выборы будут проводиться каждые пять лет, а не четыре, как в настоящее время. Выборы в парламент будут проходить в тот же день, что и президентские выборы. Кстати, следующие выборы запланированы на 3 ноября 2019 года. Но если на референдуме ПСР не получит необходимых 50% голосов, то неминуемы досрочные парламентские выборы, чего правящая партия, конечно, желает избежать.

Как бы то ни было, Турция вступает еще в один период острых публичных политических схваток, в которых неизбежно будут затрагиваться самые острые сюжеты. Так, лидер НРП Кемаль Кылычдароглу уже заявил, что «15 июля 2016 году в Турции был совершен контролируемый переворот, в то время как настоящий переворот произошел 20 июля, когда парламент страны позволил правительству ПСР объявить чрезвычайное положение». После попытки путча правительство с 21 июля ввело режим чрезвычайного положения сроком на три месяца. С тех пор власти продлевали его два раза, он действует в настоящее время, неизвестно, будет ли оно отменено в момент проведения референдума.

Страна системно подвергается террористическим атакам, воюет в Сирии и бьется с боевиками Рабочей партии Курдистана на своей территории. Налицо и серьезные изменения в ее внешней политике, если иметь в первую очередь альянс с Россией и Ираном, подвергает резкой критике политику своего главного партнера по НАТО США на Ближнем Востоке и не только в отношении курдских группировок в Сирии, идет ва-банк в битве с ЕС из-за отказа того от переговоров по евроинтеграции. При этом Эрдоган активно разыгрывает и «российскую карту», чтобы не создавать у общественности ощущение международной изоляции. В то же время Анкара придает важное значение новой американской администрации, которая заявляет о готовности «возобновлении взаимодействия с друзьями», имея в виду и Турцию, которая «стала искать союзника в России, которая ему не союзник».

Учитывая, что, по некоторой информации, Госдепартамент и Совет национальной безопасности США намерены разрабатывать план по Сирии, направленный на «защиту мирного населения и разгром террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ)», в котором особая роль будет отводиться Турции, хотя не ясно, будет ли новая платформа взаимодействия Вашингтона и Анкары предусматривать совместные действия с Россией и Ираном (что должно быть предметом анализа в Москве и в Тегеране), президент Эрдоган, на наш взгляд, имеет шанс обвинить не свою партию, а западных союзников в том, что их политика создала в Турции и вокруг нее острые факторы нестабильности, в случае чего, заявляя, что не он, а Вашингтон «открыл России дверь на Ближний Восток». Отсюда «логичный вывод», что в этой связи необходима трансформация политической системы из парламентской в президентскую, каковая способна предотвратить развитие негативных сценариев, продемонстрировать наличие запасных альтернативных вариантов по интеграции.

Однако главный смысл тактики Эрдогана в том, чтобы сохранить и укрепить личную власть как «гаранта обеспечения национальной безопасности». Вероятно, президент таким образом стремится войти в историю в качестве самого выдающегося государственного деятеля после Ататюрка или даже выше его. Эрдоган стремится к абсолютной власти. В 2023 году, когда в стране пройдут празднования по случаю столетия Турецкой Республики, он намерен предстать в качестве сильного лидера, разрешившего кризисные ситуации в стране и за ее пределами. Произойдет ли это на самом деле, покажет время.

Категория: Политика | Добавил: ingvarr (14.01.2017)
Просмотров: 45 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar