Главная » Статьи » Новости » Политика

Визит Путина в Японию: прорыв персонального бойкота и «дружба» с оглядкой
Завершился двухдневный визит президента России Владимира Путина в Японию. Мероприятие было в центре внимания всего мира из-за нерешенной проблемы политического урегулирования между двумя странами после II Мировой войны и из-за территориальных претензий Японии к России в связи с этим. Поэтому ключевыми пунктами продолжения российско-японского диалога на высшем уровне стали две проблемы: мирный договор и проблема передачи южнокурильской группы островов Японии. Речь конкретно идет о четырех островах — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, хотя географически их в случае с последним — больше.

Программу нормализации отношений с Японией российский президент Владимир Путин накануне визита изложил в интервью исполнительному директору телекомпании «Ниппон» Такаюки Касуя и главному редактору газеты «Иомиури» Мидзогути Такэси. В общих чертах она выглядит следующим образом. Сначала необходимо создать «атмосферу доверия, дружбы между двумя странами и народами». В рамках «доверия» для «дружбы» запускается «масштабная совместная экономическая деятельность, в том числе на южных Курильских островах» и принимаются решения «чисто гуманитарного характера, например, беспрепятственных безвизовых поездок бывших жителей южных Курильских островов к местам своего прежнего проживания: посещения кладбищ, своих родных мест и так далее». Таким образом, российская сторона смотрит на перспективы экономического сотрудничества гораздо шире, чем просто «совместная» деятельность на четырех островах.

Процесс движения к «доверию» и «дружбе» обуславливается еще и общими политическими условиями: «нам нужно понять степень свободы Японии, и на что Япония сама готова пойти. Надо с этим разобраться, это вопросы не второстепенного характера. В зависимости от того, что мы будем планировать как базу в конечном итоге для подписания мирного соглашения». Таким образом, с точки зрения российского президента, выход на мирный договор обуславливается экономической составляющей процесса и политическими условиями. Далее попытаемся разобраться и с тем, и с другим.

После 2000 года экономика Японии четыре раза входила в состояние рецессии. С 2013 года, благодаря программе нынешнего премьера Синдзо Абэ, наметился незначительный рост — 1,4%. Тогда он оказался самым высоким в группе семерки. Но в следующем году рост в Японии прекратился. В 2015 году он составил всего 0,5%. После полной остановки ядерных реакторов Японии, из-за проблемы их безопасности после землетрясения и цунами в 2011 году, промышленный сектор Японии и ее бытовая сфера стали еще более зависимыми, чем раньше от импорта ископаемого топлива. Это стало фактором существенного давления на экономику в общей неблагоприятной среде. Однако правительство Абэ собирается перезапустить японскую атомную энергетику на «безопасной основе», и в 2015 году в Японии вновь заработали две АЭС.

Япония отягощена огромным государственным долгом — 230% от ВВП, который имеет тенденцию расти и дальше. Страна имеет высокий дефицит бюджета — минус 5,4% от ВВП. Правда, при этом Япония имеет высокие резервы — около $ 1,2 трлн. Однако эта сумма не впечатляет на фоне внешнего долга, который составляет $ 5,18 трлн.
Япония одновременно страдает и от дефляции, от которой пытается спасаться по рецепту Абэ девальвацией национальной валюты. Поэтому стоимость японской валюты относительно доллара снижалась в критические годы, и если в 2011 году за доллар давали 79 иен, то сейчас — 117.

Правда, девальвация иены не привела к значительному росту японского экспорта. Поэтому баланс внешней торговли Японии неустойчив, и год с положительным сальдо сменяет следующий год с отрицательным. Тем временем японский промышленный капитал уходит из страны из-за высокой стоимости рабочей силы и общинной социальной системы пожизненного найма. Но при этом уровень безработицы в стране остается низким, хотя для Японии он и высок — около 6%.

Серьезную проблему для Японии представляет демографический спад. Низкий уровень рождаемости и старение, сокращение населения представляют собой серьезную долгосрочную проблему для экономики.
Из-за всего этого премьер Абэ озабочен проблемами роста. Этим, очевидно, и пытается воспользоваться российское руководство, когда предлагает новые экономические возможности Японии, в том числе, в сфере энергетики. Япония нуждается в экономическом росте любым способом: либо наращиванием своего товарного экспорта, либо посредством эффективного экспорта своего капитала. Показательно, что японские инвестиции в России в 2015 году выросли на 51%, несмотря на то, что общий объем иностранных инвестиций в Россию сократился более чем на 70%. Россия в русле инерции своей текущей экономической политики по-прежнему нуждается в займах, технологиях и инвестициях, а в последнем случае — особенно для российского Дальнего Востока.

Россия заинтересована в продвижении на японский рынок своего энергетического сырья. Самым эффективным энергетическим проектом, с точки зрения «Газпрома», могло бы стать строительство газопровода с Сахалина на Хоккайдо. Однако не будем забывать, что в случае с Сахалином самая ценная половина этого острова, где есть энергетические ресурсы, до 1945 года принадлежала Японии, и японцы не забывают об этом обстоятельстве.

На старте визита Путина японцы сразу же обговорили, что на широкое развитие экономического сотрудничества российской стороне рассчитывать не приходится. 15 декабря 2016 года министр экономики Японии заявил, что Токио не намерен подписывать с Россией экономических соглашений, которые противоречили бы политике санкций, наложенных на Москву странами «Большой семерки» «после аннексии украинского полуострова Крым и в связи с российской политикой в отношении Украины». Заметим, что собственно сами санкции, наложенные Японией на Россию, незначительны и несущественны, но японцы официально сообщили всем, что рассматривают их расширительно в контексте общей политики Запада. На практике это означает, что Токио намерен консультироваться по конкретным экономическим программам сотрудничества с Россией со своим верховным сюзереном — США.

Плохо пошли дела и в политическим аспекте. Перед самым визитом Путина влиятельное японское издание — газета «Асахи» подставило подножку, сообщив, что японское правительство допускает размещение американских военных баз на двух островах Курильской гряды в случае передачи их Токио, поскольку в ситуации установления японского суверенитета над островами они автоматически подпадают под действие договора о гарантиях безопасности между США и Японией.

После Второй мировой войны США осуществляют фактический протекторат над Японией, суверенитет которой существенно ограничен. Правда, с определенного момента зависимость Японии от США стала сдерживать японское проникновение в Азию, в которой традиционная идеология с эпохи Мэйдзи отводила им первенство. Более того, соседние с Японией бурно развивающиеся Корея и Китай стали использовать негативную в отношении Японии историческую память для экономического сдерживания и конкуренции с японцами. Если в прошлом в эпоху своего упадка Китай занимал оборонительные позиции по отношению к Японии, то теперь все изменилось, и Китай почувствовал себя уверенно в своем территориальном споре с Японией, который развивается в рамках китайской идеологии «Большого Китая».

Разумеется, Япония настороженно наблюдает текущее российско-китайское сближение и военно-техническое сотрудничество. Япония заинтересована в более равноудаленной (а не близкой!) позиции по отношению к себе России. Перед визитом в Японию российский президент попробовал использовать этот «китайский рычаг» воздействия на Японию. В частности, в упомянутом интервью «Ниппон» и «Иомиури» Путин несколько раз подчеркнул особые отношения России и Китая в регионе и глобальной политике. Китай, по его словам, является «главным партнером» РФ, отношения с КНР имеют характер «стратегического партнерства» и даже «особого стратегического партнерства». Фактически, японцы приглашались к движению в сторону равновесия. Однако и здесь выяснилось, что американские гарантии для Японии более значимы в ее территориальном споре с Китаем вокруг островов Секаку, к тому же находящихся по соседству с Тайванем. Более жесткая политика нового президента США Дональда Трампа в отношении «Большого Китая» в перспективе может значимо укрепить позиции Японии в регионе, полагают в Токио.

В конечном итоге, визит Путина еще раз подтвердил известную ранее истину: пока США осуществляют свой протекторат над Японией, заключение мирного договора между ней и Россией невозможно. Само это состояние «ни войны, ни мира, а территориальные претензии сохраняем» автоматически укрепляет американский протекторат над Японией, который со всех сторон выгоден США и к тому же мало стоит. Не будем забывать, что за американские базы на своей территории японцы платят 75% бюджета их содержания. Это беспрецедентно. Т. е. особых претензий у американцев при Трампе не может быть и на этот счет.

В конечном итоге, что остается в остатке от визита Путина в Японию? Итогового документа не опубликовано. Решение о газопроводе не принято. На каком-то уровне общее экономическое сотрудничество оживится, но не кардинальным образом. В сделках здесь собираются участвовать крупнейшие корпоративные участники с обеих сторон: «НОВАТЭК», «Роснефть», «Газпром», Mitsui, Marubeni и Tokyo Electric Power.
В качестве основного итога визита Путин и Абэ договорились о том, что две страны будут вести некую «совместную экономическую деятельность» на Курильских островах. Японцы в рамках облегченной визовой политики смогут посещать четыре острова, т. е. условно говоря — «получат доступ к могилам предков». Однако «совместная деятельность» на Курилах с перспективой появления на четырех островах японского «сеттльмента» в общем контексте ограниченных экономических отношений и при отсутствии мирного договора не стоят стратегического положения четырех островов Курильской гряды для России.

Ну, и самый важный итог визита Владимира Путина в Японию связан с тем, что эта страна является членом «большой семерки». Поэтому отношения с ней на высшем уровне персонально для президента Путина означают прорыв его персонального бойкота на Западе, ставшего очевидным еще на саммите двадцатки в Брисбене в ноябре 2014 года. Отметим, что визит Путина в Японию совершенно спокойно комментировался во всех западных СМИ. Отчасти это связано с тем, что все они не ждали какого-либо прорыва в российско-японских отношениях во время него. Но общий тон как бы возвращал всех в эпоху некоей нормальности. Однако переговоры Путина с Абэ были встречены с исключительной подозрительностью в патриотических национальных сегментах общества в двух странах. Поэтому и преспектива «дружбы» в этом плане будет постоянно ставиться под сомнение, пока подобные настроения существуют и в Японии, и в России.

Категория: Политика | Добавил: ingvarr (18.12.2016)
Просмотров: 58 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar