Главная » Статьи » Новости » Политика

Энергетические связи России и Китая не «закоротит» (East Asia Forum, Австралия)
Раньше Китай называл СССР своим «старшим братом», но с тех пор, как Союз распался, этого больше не повторялось. В своем старании обозначить статус государства как старшего, но при этом менее влиятельного соседа, российские чиновники недавно начали именовать Россию «старшей сестрой» Китая. Новый эпитет уже далеко не так популярен в Китае.

Неважно, на какой характеризующей родственные отношения фразе два народа в итоге остановятся, политикам и аналитикам становится все яснее, что возобновление упрочения отношений между Москвой и Пекином является одной из важнейших тенденций глобальной политики с 2014 года. У согласованности двух держав в направлении углубления отношений есть необходимый потенциал для значительного смещения центра геополитики в Северную и Северо-восточную Азию.

Подпись к изображению: Президент России Владимир Путин расписывается на первом сегменте трубопровода во время церемонии, посвященной началу эксплуатации трубопровода «Сила Сибири» в селе Ус Хатын 1 сентября 2014 года

Основной договор на поставку нефти Россия подписала с Китаем в 2009 году, обязуясь обеспечивать 15 миллионов тонн в год через магистраль «Восточная Сибирь — Тихий океан». Именно с того времени российско-китайское сотрудничество в сфере энергетики производило впечатление навсегда отставившего неприятный осадок. Так было вплоть до 2014 года, когда критическая ситуация в Украине отрезала Россию от Запада и послужила катализатором для улучшения ее отношений с Китаем. Москва столкнулась с весьма солидной утечкой капитала и неопределенностью относительно поставок энергоресурсов в Евросоюз. Единственно доступным вариантом оставался Китай. С этого момента, сняв ключевые ограничения, Москва предоставила Китаю возможность инвестирования в энергетические ресурсы на территории РФ.

Сейчас, когда территориальные споры по поводу Южно-Китайского моря с разными странами становятся все интенсивнее, растущие объемы импортируемой из России нефти представляют несомненную выгоду для китайского руководства. Обсуждаемая долгое время «Малаккская дилемма» – зависимость Китая от внешних поставок, идущих через узкий пролив между Малайзией и Индонезией – наконец-то обнародовала свои принципы и намерения. Несмотря на недостаточное количество веских доказательств того, что поставки нефти в Китай через самый оживленный пролив в мире возможно ограничиваются, экспорт российской нефти по трубопроводам и железной дороге, безусловно, выглядят более надежной альтернативой.

Что касается России, вырученные за поставки нефти в Китай средства сыграли ключевую роль в поддержании ослабленной экономики страны, тем более, что Евросоюз отвернулся от российского газа. Но подобно новым, приноравливающимся друг к другу танцевальным партнерам, Россия и Китай также не избежали оплошностей.

Резкое падение цен на нефть с 2014 обескуражило обе нации и нанесло ущерб экономическим системам большинства экспортеров нефти. Россия стала одной из стран, получивших сильнейший удар. Уровень доходов от экспорта нефти и газа сегодня насчитывает 50% российского федерального бюджета, а перед падением стоимости в 2014 году он составлял 70%. Крупное соглашение на поставку газа, заключенное с Китаем в 2014 году установило цену и для нефти. Хотя точная формула выведена не была, заявленная в соглашении цена теперь будет сильно отличаться от той, которая была назначена во время подписания договора.

Так же, как и Россия, Китай едва ли пребывает в экономическом раю.

«Новые нормы» китайских экономических преобразований далеко не стабильны. Китайский премьер-министр Ли Кэцян неоднократно призывал к прогрессу в обращениях к неблагополучным предприятиям «зомби» и к предприятиям тяжелой промышленности с избыточной производственной мощностью. Налоговые и финансовые меры усиления китайской экономики могли бы быть направлены на инновационные исследования и рост производительности, вместо того, чтобы вхолостую растрачиваться на поддержание жизнедеятельности этих некомпетентных фирм. Огромные задолженности государственных предприятий подрывают способность правительства улучшать экономические показатели в то время, как частное инвестирование резко замедляется.

С другой стороны, приостановка развития тяжелой промышленности в течение последних нескольких лет получила отражение в неуклонном снижении спроса на дизельное топливо. Переполненные автомобильным транспортом города и растущая популярность электромобилей также рисуют весьма туманные перспективы для роста потребления бензина. Борьба за китайский нефтяной рынок становится лишь еще более ожесточенной, поскольку производители нефти не способны замораживать цены на свою продукцию, в связи с чем крупнейший развивающийся рынок в мире пребывает в колоссальной растерянности. И ни одно из этих обстоятельств не представляет интереса для России.

Но «танцы» России и Китая будут продолжаться, пока продолжаются игры международной власти.

Китай и Россия все еще остаются взаимодополняющими экономиками. Одна изобилует природными ресурсами и может гордиться высокими технологиями вооружения, в то время как другая имеет преимущество в масштабном промышленном производстве и обладает большим количеством наличных денежных средств. Эту взаимозависимость наглядно демонстрирует партнерство в Средней Азии, где Китай инвестирует в богатые ресурсами, но все же неподдающиеся прогнозированию экономики, в то время как Россия обеспечивает стабильность систем управления. Сталкиваясь с всевозрастающим давлением и с востока, и с запада, не похоже, чтобы Китай или Россия стремились внести какие-либо изменения в данное партнерство в ближайшем времени, пусть даже готовность не всегда соответствует способности.

Россия получила неожиданные выгоды от китайской реформы углубления нефтяного сектора. Правительство Китая выделило квоту на импорт приблизительно 80 миллионов тонн сырой нефти квалифицированному нефтеперерабатывающему кустарному производству в провинции Шаньдун, ранее открытой только для государственных нефтяных компаний Китая. Этот шаг стал попыткой ввести элемент соревнования в сферу нефтяной промышленности. Результатом стал рост импорта переработанной на кустарных производствах нефти в первой половине 2016 года более, чем на 90%.

Энергетические связи России и Китая предполагают исполнения обоюдных требований сотрудничества в сферах безопасности, политики и экономики. Все факторы рассматриваются только обоими участниками отношений в совокупности.

Для обеих стран не достаточно прозрачные процессы принятия правительственных решений, также как и в других странах, означают, что качественное двустороннее общение и понимание не всегда обеспечены. Порой интересы государств могут столкнуться и противодействовать.

Окружившая реформы, развитие переходного периода китайской экономики и будущие обстоятельства энергетической технологии нерешительность могла повести Россию и Китай по совсем другим сценариям. Эти явления могли усилить или расстроить энергетические связи Китая и России. Так или иначе, в ближайшие годы для мировой общественности не должно становиться сюрпризом возможное дальнейшее энергетическое сотрудничество этих двух держав.
Категория: Политика | Добавил: ingvarr (08.10.2016)
Просмотров: 35 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar