Главная » Статьи » Новости » Политика

Анатолий Вассерман о логике стремительного сближения с Турцией, мосте Кадырова и доске Маннергейма
Стремительное развитие диалога России и Турции после извинений, принесенных турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом за сбитый самолет, взволновало и, что греха таить, оскорбило российскую общественность. Считанные дни проходят между письмом Эрдогана Путину и заявлениями российских властей о восстановлении турпотоков в стан вчерашнего врага, а также об отмене санкций и амнистии турецких помидоров. И все это на фоне теракта в Стамбуле. Уязвленные пользователи соцсетей, едва «переварившие» историю с мостом Кадырова и доской Маннергейму, ждут объяснений. Свое понимание развития событий НЕВСКИМ НОВОСТЯМ представил политический консультант, публицист и журналист Анатолий Вассерман.

Логика политического диалога
Вассерман: «Чисто формально все логично. Действительно мы с самого начала требовали от Турции только общепринятого в международной практике извинения. Говорили, что все ограничения во взаимодействии с Турцией обусловлены исключительно ее недружественной позицией к нам, и соответственно, они будут сняты, как только эта позиция изменится.

Так что формально все логично, но фактически есть довольно неприятные подробности. Во-первых, Эрдоган принес извинения только перед семьей погибшего летчика и пообещал возместить только личный ущерб, назначив ему военную пенсию, такую же, как если бы он был летчиком турецких вооруженных сил. Но Эрдоган ничего не сказал ни об извинениях перед Российской Федерацией, ни о возмещении материального ущерба, а ведь сбитый самолет – это достаточно дорогая штука. Более того, перед родственниками в извинении он употребил только слова, которые, насколько можно судить, обозначают – я сожалею о том, что это случилось. Но не сказал о чьей бы то ни было вине в случившемся. То есть эти извинения, мягко говоря, не свидетельствуют о радикальном изменении позиции Турции.

Другое дело, что на следующий же день после письма Эрдогана случился теракт, причем ответственность за него возложена на то самое «Исламское государство», с которым Эрдоган активно сотрудничал и на государственном уровне, противодействуя и сирийцам, и курдам, которые весьма активно и довольно успешно воюют против этого самого «Исламского государства». Как доказано турецкими журналистами, Турция не просто ведет бизнес по перепродаже награбленной исламистами нефти, прибыль от этого бизнеса получает один из сыновей Эрдогана.

Так что мне кажется, что ускорение налаживания наших взаимоотношений с Турцией вызвано в первую очередь как раз тем, что Эрдогану очень убедительно показали, чем кончаются заигрывания с террористами. То есть, теперь есть, наконец, шанс, что он повернется к нам передом, а к игиловцам – задом. И в этом случае такое скоростное налаживание взаимодействия надо понимать еще и как намек другим добрым молодцам, о том, что конфронтация с Российской Федерацией – дело крайне разорительное, зато тех, кто повернется в нашу сторону, мы за это весьма щедро вознаградим».

Мост Кадырова и мемориальная доска Маннергейму
Вассерман: «Кстати, должен сказать, что сходная трактовка есть еще у одного события, случившегося недавно в Санкт-Петербурге и вызвавшего серьезные споры во всей Российской Федерации. А именно – практически одновременное появление моста имени Ахмата Кадырова и мемориальной доски в честь Маннергейма. И Кадыров, и Маннергейм на протяжении весьма значительного времени очень активно выступали против нашей страны. Но Кадыров в качестве верховного муфтия в Чечне вдохновлял и напутствовал боевиков, воевавших с федеральными войсками, а Маннергейм весьма активно и умело руководил войсками в Финляндии. И во время нескольких вторжений войск на советскую территорию в двадцатые годы, и во время так называемой Зимней войны. Хотя, кстати, он сам в преддверии этой войны считал, что необходимо удовлетворить советские требования, поскольку тогда Советский Союз предлагал довольно приемлемые условия обмена территориями, а сами эти территории были очевидным образом жизненно важны для СССР и, соответственно, не забрать их он не мог.

Но когда война началась, Маннергейм весьма успешно руководил финскими войсками. Потом также успешно руководил ими во время Великой Отечественной войны. И распространенная легенда о том, что благодаря доброй воле Маннергейма финские войска не продвинулись далеко на советскую территорию и не обстреливали Ленинград, это именно легенды. На самом деле финские войска продвинулись настолько, насколько смогли, пока не уперлись в советские укрепления, и Ленинград не обстреливали просто потому, что не располагали достаточно дальнобойной артиллерией.

Но уже в ходе Великой Отечественной войны Маннергейм, именно в качестве руководителя вооруженных сил, сумел вывести Финляндию из войны и даже разоружил значительную часть германских войск, находившихся на Финской территории. А после, уже в качестве главы государства наладил взаимовыгодные отношения Финляндии с Советским Союзом.

А Кадыров во время второй Чеченской кампании выступил на стороне федеральных сил, поскольку за время между кампаниями убедился в том, что пришлые эмиссары из Саудовской Аравии насаждают то понимание ислама, с которым он в принципе не мог согласиться.

Так вот, есть такая версия, что одновременное открытие моста Кадырова и мемориальной доски Маннергейму, это тоже намек на то, что Россия готова простить всех своих врагов, если они откажутся от вражды и перейдут на нашу сторону. Мне кажется, что скоропостижное, буквально за пару дней, восстановление отношений с Турцией из той же оперы. Нам важна не столько сама Турция, сколько возможность показать, что любой, переходящий на нашу сторону, очень сильно от этого выигрывает.

А что касается национальной гордости, то национальная гордость прирастает не только от числа врагов, но и от числа друзей».
Категория: Политика | Добавил: ingvarr (30.06.2016)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar