Главная » Статьи » Новости » Политика

МИД РФ: ситуация с биологической безопасностью в США вызывает опасения
Ситуация вокруг биологической программы Пентагона вызывает в Москве серьезную озабоченность, российская сторона требует от США гарантий, что возбудители сибирской язвы не были направлены в лаборатории сопредельных с РФ государств, заявил директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля за вооружением МИД РФ Михаил Ульянов. Какие меры предпринимает Россия по укреплению режима Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, каковы перспективы согласования резолюции СБ ООН по КНДР и будет ли Россия продолжать поставлять оружие Ирану, он рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице.

— 16 января началась фаза практической реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы. Какими вы видите перспективы реализации данного соглашения?

— С середины января работа на данном направлении перешла в рутинный режим. Дальнейшее развитие ядерной программы Тегерана и международного сотрудничества с Ираном в ядерной области должно осуществляться строго в рамках СВПД и резолюции СБ ООН 2231.

Фокус внимания сейчас переключается на МАГАТЭ. Именно Агентство на каком-то этапе должно сделать так называемое расширенное заключение, подтвердив отсутствие в Иране незаявленных ядерного материала и деятельности. Для этого у него есть все необходимые инструменты – Дополнительный протокол к Соглашению о гарантиях и модифицированный Код 3.1 (заблаговременное информирование Агентства о начале строительства или изменении конструкции ядерных объектов), которые Иран применяет в полном объеме с 16 января этого года.

Однако здесь не все так просто. На сегодняшний день нет четких критериев, в соответствии с которыми МАГАТЭ выдает или отзывает расширенное заключение. По сути, это отдано на усмотрение Секретариата МАГАТЭ, то есть соответствующие решения носят во многом субъективный характер. Признать такое положение нормальным нельзя. Расширенное заключение — это наиважнейший этап в реализации СВПД, поскольку именно оно станет подтверждением исключительно мирной направленности ИЯП. Кроме того, оно имеет прямую проекцию на возможное досрочное прекращение сохраняющихся в соответствии с резолюцией СБ ООН 2231 ограничений на сотрудничество с Ираном в области ВТС, ракетных технологий и ядерной сфере. Поэтому необходимо выработать сугубо технические критерии выдачи расширенного заключения МАГАТЭ. Это пошло бы на пользу всей гарантийной деятельности Агентства, в том числе применительно к другим странам.

— Вы упомянули о сохраняющихся ограничениях. В чем их суть?

— Наши западные коллеги старательно затушевывают тот факт, что никаких прямых запретов на сотрудничество с ИРИ в области ВТС, ракетных технологий и продукции ядерного назначения, которые существовали в рамках уже канувшего в лету санкционного режима, больше нет. Например, это касается поставок в Иран вооружений по семи категориям регистра ООН обычных вооружений (боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, боевые вертолеты, военные корабли, ракеты и ракетные системы), которые можно осуществлять, получив предварительное разрешение СБ ООН. Иран нуждается в модернизации своих вооруженных сил. Можно ожидать, что через какое-то время Тегеран подпишет контракты в сфере ВТС с другими государствами и соответствующие заявки начнут поступать на рассмотрение СБ ООН. Конечно, страны, обладающие в Совете правом вето, имеют возможность блокировать такие поставки. Но им в этом случае придется объясняться, почему они препятствуют реализации законного права государства на самооборону, особенно в условиях борьбы с терроризмом в регионе Ближнего Востока, и какое это имеет отношение к рискам распространения ядерного оружия.

— Россия будет осуществлять поставку вооружений?

— Почему бы нет, если уполномоченные организации двух стран договорятся между собой по условиям контрактов? Если экспорт семи категорий вооружений по регистру ООН нуждается в одобрении Советом Безопасности, то все остальные поставки продукции военного назначения в Иран можно совершать абсолютно беспрепятственно, на основе двусторонних договоренностей. Даже информировать о них никого не требуется.

Такой порядок будет действовать до 18 октября 2020 года, то есть в течение пяти лет с момента вступления СВПД в силу. Но остающиеся пока ограничения могут быть отменены и ранее в случае поступления расширенного заключения МАГАТЭ.
Похожий режим, но уже на восемь лет, установлен и в отношении поставок в Иран ракетных технологий.
Несколько иной механизм предусмотрен для поставок в ИРИ товаров ядерного и двойного применения по соответствующим спискам Группы ядерных поставщиков. Здесь тоже потребуется разрешение СБ ООН, но оно будет основываться на рекомендации Совместной комиссии СВПД в составе России, Ирана, США, Китая, Великобритании, Франции, Германии. Решения Совместной комиссии принимаются на основе консенсуса. Иными словами, любой из участников будет иметь возможность заблокировать поставку. Но опять-таки это нужно будет убедительно обосновать.
Понятно, что потребуется какое-то время, чтобы сформированные механизмы, учитывая их сложный и уникальный характер, притерлись друг к другу и начали функционировать гладко и предсказуемо. Мы будем этому активно содействовать в интересах обеспечения устойчивости СВПД на всем протяжении его реализации. Рассчитываем, что и все остальные участники процесса будут строго соблюдать взятые на себя обязательства. Ключевым инструментом для сопровождения выполнения плана действий и разрешения спорных моментов является Совместная комиссия. Заседания будут проводиться как минимум раз в квартал.
— Что еще можно сказать о российской роли в этом процессе?

— Что касается России, то нам в рамках СВПД отводится особая роль. Она, среди прочего, предусматривает взаимодействие с Ираном в налаживании производства стабильных изотопов на бывшем уранообогатительном предприятии в Фордо. Такие изотопы будут использоваться в ядерно-физических исследованиях, а также в проведении диагностики и лечении заболеваний раком. Проект небольшой, но высокотехнологичный. Он носит долгосрочный характер и в целом имеет потенциал для продолжения и расширения сотрудничества в этой области. Сейчас по линии госкорпорации "Росатом" и Организации по атомной энергии Ирана ведется активная подготовка к началу его реализации.

Кроме того, Россия оказала Ирану содействие в вывозе из страны всего предусмотренного СВПД объема обогащенного урана, что позволило в достаточно сжатые сроки перейти к практической реализации плана. Возможно, со стороны это покажется относительно простой операцией, но смею заверить, что это далеко не так. Если бы не накопленные у нас с Ираном опыт и доверие в области мирного использования атомной энергии за период сооружения АЭС "Бушер", то осуществить ее, тем более в такие сжатые сроки, было бы невозможно. Не исключаем, что по ходу выполнения СВПД у нас появятся дополнительные возможности для взаимодействия с Ираном в этой области.
Категория: Политика | Добавил: ingvarr (11.02.2016)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar