Главная » Статьи » Новости » Экономика

Почему патенты не работают, или как пиратство делает ховерборды доступнее
Шейн Чен из Портленда, штат Орегон, владеет патентом на один из самых желанных подарков. Это своего рода ховерборд, небольшой предмет, который держит вас в вертикальном положении с помощью инфракрасных датчиков, гироскопов и двигателей. Эти устройства правильнее называть гироскутерами, но в обиход уже прочно вошло слово «ховерборд», взятое из фильма «Назад в Будущее».

Авторизованная версия, лицензию на которую выдал сам Чен, производится и распространяется американской компанией Razor. Цены начинались от $1000 и выше, но из-за конкуренции с дешевыми подделками за $200 цена на официальную версию упала до $600. Тем не менее в интернете ховерборд все еще можно купить за $200. Если ситуация с ценообразованием будет развиваться в таком же ключе, через год ховерборд будет стоить меньше 100 долларов.

И действительно, эти подделки повсюду. Малые предприниматели закупают их у мелких производителей тысячами и продают прямо на улицах. Ховерборды производят и продают так быстро, что контроль их качества, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Поступали даже отдельные сообщения о взрывах и внезапном ускорении ховерборда (которые высмеивает пародийный скетч Saturday Night Live). В связи с этим Amazon отказался продавать продукцию многих брендов.

На деле осуществление патентных прав оказалось нелегким делом. Razor тратит до 1 млн долларов в неделю на судебные разбирательства с неавторизированными производителями. И это важное напоминание: вам никогда не будет достаточно гарантированных государством прав на монопольное производство чего-либо. Вам все равно придется платить за их защиту. Вам придется платить за расследование. Вам придется платить за судопроизводство. Вам придется платить за победу. И к тому времени вы, вероятно, потеряете огромную долю рынка.

Если продукт достаточно популярен, ваши дела практически безнадежны. Ресурсы и время, затрачиваемые на защиту патентных прав, могут быть потрачены на инновации и маркетинг, которые приносят прибыль на самом деле. Обеспечение монополии необязательно предполагает заработок. На самом деле все наоборот.

Дело Эли Уитни

Сага о ховербордах напоминает историю одного из самых известных изобретений XIX века — хлопкоочистительной машины. Владельцем патента на это изобретение был Эли Уитни. Через год после окончания Йельского университета он спроектировал и собрал улучшенную версию хлопкоочистительной машины — технологии, которая существовала со времен древнего мира. Он получил патент на небольшую инновацию — похожую на кисть деталь, которая улучшала процесс извлечения семян из хлопка.

Как пишут исследователи Майкл Болдрин и Дэвид Левайн, Эли и его партнер Финес Миллер мечтали разбогатеть на своих монопольных правах. Они предлагали установить свои машины по всему Югу и просили за это лицензионный платеж в размере 40% от полученного хлопка-волокна. Такая перспектива серьезно раздражала фермеров по всему региону по понятным причинам.

Поэтому для фермеров обычной практикой стало изменение конфигурации данной инновации, что не составляло особого труда. Вместо того чтобы арендовать машину Уитни, они собирали собственные. Значит ли это, что они нарушали чьи-либо права? Конечно, нет. Конструкция устройства является ограниченной, а «право собственности» на нее гарантируется только законодательством. Насильственный запрет на конструирование собственных хлопкоочистительных машин на самом деле был бы нарушением прав фермеров.

Тем не менее, мечтая о своем богатстве, Эли и Финес решили подавать в суд на каждого фермера, который переделал их машину. «Уитни и Миллер потратили много времени и денег, пытаясь защитить свои патентные права на хлопкоочистительную машину, но с небольшим успехом», — пишут Болдрин и Левайн. «Между 1794 и 1807 годом они путешествовали по Югу, привлекая к ответственности всех, кто попадался на их пути. Однако их неустанные усилия не были компенсированы сполна».

Между тем внедрение машины привело к значительному повышению производительности. Хлопковая промышленность процветала, но владельцы патента стали беднее, чем когда-либо.

К счастью, эта история заканчивается хорошо. Уитни понял, что подавать на людей в суд менее выгодно, чем просто продавать свои продукты. Его следующим изобретением стала машина, которая создавала взаимозаменяемые детали для мушкетов. Усвоив урок, он не стал получать патент на свою инновацию, а сразу занялся продажами. Его основным клиентом, как выяснится позже, стала армия США.

И наконец ему удалось разбогатеть. Болдрин и Левайн объясняют это так: «По-настоящему разбогатеть Уитни удалось не потому, что у него были монопольные права на хлопкоочистительную машину, а потому, что его бизнес по производству мушкетов был конкурентоспособным».

Усвоит ли Шейн Чен этот урок?

Спрос на ховерборды, как и в свое время на хлопкоочистительные машины, огромен. Никакая государственная власть не помешает сотням предпринимателей производить их, понижая цену все ниже и ниже, пока ховерборды не станут доступны каждому. Тот миллион, который Razor тратят на попытки остановить подражателей, мог быть более успешно потрачен на маркетинг и инновации (то, что действительно помогает производить и продавать вещи), вместо попыток запрета производить и продавать другим.

Но как инноваторы могут заработать в условиях отсутствия государственного регулирования? Они имеют преимущество первопроходца. Это то, что обеспечивает период высокой рентабельности, прежде чем другие начнут действовать. Это и есть конкурентный рынок в действии: вы должны сделать клиенту лучшее предложение в виде либо более низкой цены, либо более качественной продукции.

Другим фактором, который играет на руку инноваторам, является доверие. Даже сейчас вы можете пойти в аптеку и увидеть оригинальный продукт на одной полке с продуктами собственной марки этой аптеки. Оба продукта приносят прибыль. Оба продукта произведены для определенных категорий потребителей. Увеличение прибыли одного производителя необязательно происходит в ущерб другим производителям, если правительство не вмешивается в этот процесс.

Не нужно обладать особым умом, чтобы сказать, что патентная система не работает. Но почему она не работает? Дело не в том, что кто-то злоупотребляет этой системой, — дело в том, что она вообще используется как таковая. Промышленные монополии, появившиеся благодаря системе государственного гарантирования особых привилегий, создают особый вакуум, и в этом случае вакуум заполняют продолжительные судебные процессы по патентам на производство ховербордов.

Будь то машина для очистки хлопка или устройство для быстрого передвижения по городским улицам, по-настоящему инновационное общество будет поощрять наращивание производства и развитие инноваций в угоду широкой общественности, ожидающей крутых новинок и потрясающих технологий.

Категория: Экономика | Добавил: ingvarr (23.01.2016)
Просмотров: 40 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar