Главная » Статьи » Судебная практика » Постановления Верховного Суда РФ

Решение Верховного Суда РФ от 24.12.2012 N АКПИ12-1491
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 24 декабря 2012 г. N АКПИ12-1491

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К.,
при секретаре А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Х. о признании недействующим пункта 15 приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации",

установил:

приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации" (далее - Приказ) установлен единый порядок проверки заявлений и сообщений о совершении правонарушений прокурорскими работниками органов и учреждений прокуратуры. Приказ опубликован в журнале "Законность", 2008 г., N 6.
Пункт 15 Приказа предписывает не позднее суток с момента завершения проверки (служебного расследования) письменно уведомлять прокурорского работника, в отношении которого она проводилась, о результатах, а при наличии письменного ходатайства - знакомить его с материалами проверки (служебного расследования).
Х., уволенный в 2011 г. со службы в органах прокуратуры за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании приведенной правовой нормы недействующей, ссылаясь на то, что эта норма не обеспечивает соблюдение прав и свобод прокурорского работника, предоставляет работодателю возможность не уведомлять его лично и под роспись с результатами служебной проверки, лишает работника, в отношении которого проводилась служебная проверка, права ходатайствовать об ознакомлении с материалами проверки при применении дисциплинарного взыскания в виде прекращения службы в органах прокуратуры. Считает, что пункт 15 Приказа противоречит статьям 22, 193 (часть шестая) Трудового кодекса Российской Федерации, статьям 40 (пункт 2), 41.2 (пункт 2) Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", статье 59 (пункт 3 части 8) Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и не согласуется с нормативными правовыми актами ряда министерств Российской Федерации и федеральных служб, обязывающих работодателя знакомить работника под роспись с результатами проведенной в отношении него служебной проверки, и тем самым порождает не имеющую объективного и разумного оправдания дифференциацию в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории.
Заявитель о времени и месте судебного разбирательства дела извещен, в заявлении от 9 ноября 2012 г. просит рассмотреть дело в его отсутствие.
Генеральная прокуратура Российской Федерации - заинтересованное лицо по делу, в письменном отзыве, не признавая заявленное требование, указала на то, что оспариваемое нормативное положение содержит такое же право на ознакомление с материалами служебной проверки, как и пункт 3 части 8 статьи 59 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", и не противоречит нормам, закрепленным в этом Федеральном законе. Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" установлены особенности в правовом регулировании труда работников прокуратуры; с учетом специфики службы в органах прокуратуры помимо оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, прокурорский работник может быть уволен по инициативе руководителя органа или учреждения прокуратуры в случае нарушения Присяги прокурора, а также за проступки, не являющиеся нарушением трудовой дисциплины, но порочащие честь и достоинство прокурорского работника.
Выслушав возражения представителя заинтересованного лица К., обсудив доводы Х., оценив нормативный правовой акт в оспариваемой части на соответствие федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявления.
Статьей 40 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" предусмотрено, что служба в органах и учреждениях прокуратуры является федеральной государственной службой. Прокурорские работники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по должности федеральной государственной службы с учетом требований этого Федерального закона. Правовое положение и условия службы прокурорских работников определяются данным Федеральным законом (пункт 1); трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных этим Федеральным законом (пункт 2).
Порядок проведения служебной проверки в отношении федеральных государственных служащих, к которым в силу приведенных законоположений относятся прокурорские работники, определен статьей 59 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", устанавливающей, что гражданский служащий, в отношении которого проводится служебная проверка, имеет право ознакомиться по окончании служебной проверки с письменным заключением и другими материалами по результатам служебной проверки, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну (пункт 3 части 8); письменное заключение по результатам служебной проверки подписывается руководителем подразделения государственного органа по вопросам государственной службы и кадров и другими участниками служебной проверки и приобщается к личному делу гражданского служащего, в отношении которого проводилась служебная проверка (часть 10).
Таким образом, федеральный законодатель, предусмотрев право гражданского служащего ознакомиться с письменным заключением и другими материалами по результатам служебной проверки, не установил обязанности представителя нанимателя (руководитель государственного органа, лицо, замещающее государственную должность, либо их представители) знакомить лично и под роспись с результатами служебной проверки государственного служащего, в том числе прокурорского работника, в отношении которого проводилась служебная проверка.
Пункт 15 Приказа соответствует установленным законом требованиям к проведению служебной проверки и, вопреки утверждению заявителя, не ограничивает право прокурорского работника на ознакомление с результатами проведенной служебной проверки, в том числе при применении к нему дисциплинарного взыскания в виде прекращения службы в органах прокуратуры. Напротив, данный пункт устанавливает дополнительную гарантию, обязывает не позднее суток с момента завершения проверки (служебного расследования) письменно уведомлять о ее результатах прокурорского работника, в отношении которого она проводилась, обеспечивая тем самым возможность своевременной реализации им своего права на ознакомление с результатами проведенной служебной проверки.
Ссылки в заявлении на противоречие пункта 15 Приказа нормам Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающим работодателя знакомить работников под роспись с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с их трудовой деятельностью (статья 22), и с приказом (распоряжением) о применении дисциплинарного взыскания (часть шестая статьи 193), а также пункту 2 статьи 41.2 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", закрепляющему право прокурорского работника на ознакомление со всеми материалами, находящимися в его личном деле, лишены правовых оснований. Указанные правовые нормы не регулируют отношения, связанные с проведением служебной проверки, и не препятствуют осуществлению прокурорским работником права на ознакомление со всеми материалами, находящимися в его личном деле, в том числе с приобщенным к нему письменным заключением по результатам служебной проверки. Письменное заключение по результатам проверки не является ни локальным нормативным актом, ни приказом (распоряжением) о применении дисциплинарного взыскания.
Не соответствует действительности также довод о неопределенности оспариваемой нормы, позволяющей, по мнению заявителя, направлять уведомление о результатах проверки помимо воли работника иному не уполномоченному им лицу. Из ее содержания ясно и однозначно следует обязанность представителя нанимателя письменно уведомлять о результатах проведенной проверки непосредственно самого прокурорского работника, а при наличии его письменного ходатайства, подача которого не ограничена каким-либо сроком, - знакомить с материалами проверки (служебного расследования). В случае спора в суде бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о соблюдении указанной обязанности, возлагается на представителя нанимателя (часть 1 статьи 249 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Ссылки на нормативные правовые акты министерств Российской Федерации и федеральных служб не имеют правового значения. Нормативные правовые акты равной юридической силы не могут быть предметом проверки на их соответствие друг другу. Различия между этими актами и оспариваемым актом в регламентации порядка доступа к сведениям, полученным в ходе служебной проверки, не влияют на права и свободы прокурорского работника в сфере получения информации, не ограничивают его право знакомиться с материалами служебной проверки и не могут рассматриваться, как порождающие дифференциацию, не имеющую объективного и разумного оправдания, в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории.
Приказ издан в рамках предоставленных статьей 17 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" Генеральному прокурору Российской Федерации полномочий. Пункт 15 Приказа соответствует нормам специального Федерального закона и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, прав прокурорских работников, в том числе заявителя, на ознакомление с результатами служебной проверки не ограничивает. Х., оспаривая этот пункт, фактически выражает несогласие с судебным решением, вынесенным по его делу. Между тем проверка законности и обоснованности судебных постановлений по конкретным делам не может быть произведена судом при рассмотрении дела по требованиям об оспаривании нормативного правового акта.
Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления Х. о признании недействующим пункта 15 приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации" отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Н.К.ТОЛЧЕЕВ

Категория: Постановления Верховного Суда РФ | Добавил: ingvarr (20.01.2017)
Просмотров: 36 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar