Главная » Статьи » Судебная практика » Определения Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 24.01.2013 N 129-О
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 января 2013 г. N 129-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА НИГМАТЗЯНОВА РАМИЛЯ НАИЛОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
ПУНКТОМ "О" ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 63
УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Р.Н. Нигматзянова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.Н. Нигматзянов утверждает, что пункт "о" части первой статьи 63 "Обстоятельства, отягчающие наказание" УК Российской Федерации противоречит статье 19 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет назначать привлеченному к уголовной ответственности лицу более строгое наказание лишь в связи с его должностным положением.
Как следует из представленных материалов, приговором Приволжского районного суда города Казани от 25 сентября 2012 года Р.Н. Нигматзянов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 286 "Превышение должностных полномочий" УК Российской Федерации и выразившегося в том, что, являясь должностным лицом - старшим участковым уполномоченным полиции, он составил заведомо подложные документы, дающие повод для административного задержания лица и возбуждения против него дела об административном правонарушении. При назначении наказания суд первой инстанции применил в отношении Р.Н. Нигматзянова пункт "о" части первой статьи 63 УК Российской Федерации, предусматривающий в качестве отягчающего обстоятельства совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел. Судом кассационной инстанции, оставившим приговор без изменения, вопрос об обоснованности применения в деле заявителя оспариваемой им нормы не рассматривался, поскольку не ставился стороной защиты.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Федеральный закон от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" содержит обращенное к сотрудникам органов внутренних дел требование как при осуществлении предоставленных полномочий, так и за рамками служебной деятельности соблюдать и уважать права и свободы человека и гражданина, пресекать любые действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание (части 1 и 3 статьи 5); не подстрекать, не склонять и не побуждать в прямой или косвенной форме кого-либо к совершению противоправных действий (часть 3 статьи 6); воздерживаться как в служебное, так и во внеслужебное время от любых действий, которые могут вызвать сомнение в их беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции (часть 4 статьи 7); стремиться обеспечивать общественное доверие к деятельности полиции и ее поддержку гражданами (часть 1 статьи 9).
Поступая на службу, сотрудники органов внутренних дел принимают Присягу, в частности дают клятву уважать и защищать права и свободы человека и гражданина, свято соблюдать Конституцию Российской Федерации и федеральные законы, быть мужественными, честными и бдительными, не щадить своих сил в борьбе с преступностью, достойно исполнять свой служебный долг и возложенные на них обязанности по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, хранить государственную и служебную тайну (статья 28 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации").
Совершение умышленного преступления сотрудниками органов внутренних дел, на которых возложена исключительная по своему объему и характеру - даже в сравнении с сотрудниками иных правоохранительных органов - ответственность по защите жизни и здоровья граждан, противодействию преступности и охране общественного порядка, свидетельствует об их осознанном, вопреки профессиональному долгу и принятой Присяге, противопоставлении себя целям и задачам деятельности полиции, что способствует формированию негативного отношения к органам внутренних дел и институтам государственной власти в целом, деформирует нравственные основания взаимодействия личности, общества и государства, подрывает уважение к закону и необходимости его безусловного соблюдения и, как следствие, предполагает допустимость поиска законодателем наиболее адекватных мер уголовно-правового реагирования на подобного рода преступные деяния, в том числе при определении общих начал назначения уголовного наказания.
Соответственно, отнесение пунктом "о" части первой статьи 63 УК Российской Федерации к числу обстоятельств, отягчающих наказание, совершения умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел не выходит за рамки полномочий федерального законодателя, обладающего значительным усмотрением при определении содержания и приоритетов проводимой в условиях конкретной социально-экономической ситуации уголовной политики, и не может расцениваться как противоречащее конституционному принципу равенства всех перед законом, поскольку оно объективно обусловлено повышенной степенью общественной опасности указанных преступных деяний и их последствий и направлено на обеспечение в соответствии с принципом справедливости дифференциации уголовной ответственности и наказания (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2011 года N 1623-О-О и от 17 июля 2012 года N 1330-О).
Разрешение же вопроса о том, подлежит ли применению пункт "о" части первой статьи 63 УК Российской Федерации в случае совершения сотрудником органа внутренних дел преступления, предусмотренного частью первой статьи 286 того же Кодекса, должно осуществляться судами общей юрисдикции на основе исследования обстоятельств конкретного дела в соответствии с положениями части второй статьи 63, примечания 1 к статье 285 и примечания к статье 318 УК Российской Федерации с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания".
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Нигматзянова Рамиля Наиловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Категория: Определения Конституционного Суда РФ | Добавил: ingvarr (09.02.2017)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar