Главная » Статьи » Судебная практика » Определения Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 24.01.2013 N 27-О
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 января 2013 г. N 27-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ ГРАЖДАНКИ
ПОЦЕЛУЙКО ГАЛИНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ
ФЕДЕРАЛЬНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА
"О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И
ДРУГИМИ НОРМАТИВНЫМИ ПРАВОВЫМИ АКТАМИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданки Г.В. Поцелуйко вопрос о возможности принятия ее жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Г.В. Поцелуйко оспаривает конституционность статьи 2, пункта 3 части первой статьи 3, статей 84, 96 и 97 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" и данного Федерального конституционного закона в целом, а также конституционность подпункта "а" пункта 1, подпунктов "а" и "б" пункта 36, пункта 37 статьи 1 Федерального конституционного закона от 3 ноября 2010 года N 7-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Кроме того, в жалобах оспаривается конституционность части первой статьи 1, пункта 50 статьи 5, части первой статьи 6, части четвертой статьи 7, части второй статьи 61, части третьей статьи 259, статей 296, 297, 299, пункта 1 статьи 304, статьи 306, пункта 4 части первой и части второй статьи 363, пункта 4 части первой и части третьей статьи 375, частей первой и второй статьи 388, пункта 4 части первой и части четвертой статьи 389.6 УПК Российской Федерации, пункта 1 статьи 395, статей 1102 и 1107 ГК Российской Федерации, пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", пункта 5.4 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов (утверждена приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 декабря 2004 года N 161) и пункта 4.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде (утверждена приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 года N 36).
Как следует из представленных материалов, мировым судьей по результатам рассмотрения уголовного дела, возбужденного по заявлению частного обвинителя Г.В. Поцелуйко, был вынесен оправдательный приговор. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили данный приговор без изменений. Впоследствии постановлением мирового судьи с Г.В. Поцелуйко были взысканы процессуальные издержки. Апелляционные и кассационные жалобы заявительницы и ее представителя на данное постановление неоднократно возвращались в связи с несоответствием требованиям к их содержанию.
Нарушение своих прав положениями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" заявительница связывает с тем, что статья 2 и данный Федеральный конституционный закон в целом не содержат указания на то, что Конституционный Суд Российской Федерации является федеральным судом и действует на основе принципов, установленных Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", статья 84 не относит граждан к субъектам, имеющим право на обращение в порядке абстрактного нормоконтроля, статья 96 не предусматривает возможность оспаривания конституционности вступивших в законную силу судебных актов. Также, по мнению заявительницы, пункт 3 части первой статьи 3, статьи 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в редакции Федерального конституционного закона от 3 ноября 2010 года N 7-ФКЗ и подпункт "а" пункта 1, подпункты "а" и "б" пункта 36, пункт 37 статьи 1 Федерального конституционного закона от 3 ноября 2010 года N 7-ФКЗ, допуская возможность подачи гражданином жалобы только на закон, примененный в конкретном деле, необоснованно препятствуют гражданам оспаривать конституционность подлежащего применению закона.
Нарушение своих прав положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации заявительница связывает с тем, что часть первая статьи 1, пункт 50 статьи 5, часть первая статьи 6, часть четвертая статьи 7, часть вторая статьи 61, часть третья статьи 259, статьи 296, 297, 299, пункт 1 статьи 304, статья 306, части первая и вторая статьи 388 не содержат положений, указывающих на недопустимость отправления правосудия в отсутствие символов судебной власти, в случае необлачения судьи в мантию и предусматривающих, что при осуществлении правосудия судьи руководствуются положениями Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", а также обязательность указания в судебных актах на то, что правосудие осуществляется в целях, указанных в преамбуле Конституции Российской Федерации, а пункт 4 части первой и часть вторая статьи 363, пункт 4 части первой и часть третья статьи 375, пункт 4 части первой и часть четвертая статьи 389.6 не предусматривают, что доказательства точности, фактической и нормативной обоснованности и исчерпывающего характера доводов апелляционных, кассационных жалоб должны быть установлены судом только в судебном разбирательстве с участием заявителя, и не определяют конкретных обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела и требующих пересоставления жалобы.
Неконституционность пункта 1 статьи 395, статей 1102 и 1107 ГК Российской Федерации заявительница усматривает в том, что они не устанавливают обязательного требования о взимании процентов и о возврате неосновательного обогащения по решению суда в рамках того же дела, в котором установлен факт долга.
Что касается пункта 3 статьи 11 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", пункта 5.4 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов и пункта 4.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, то заявительница усматривает их неконституционность в том, что они не содержат указания на федеральный закон, устанавливающий перечень выражений, признанных в установленном порядке оскорбительными и запрещенными к употреблению.
В связи с этим заявительница просит признать оспариваемые нормативные правовые акты не соответствующими Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 15 (части 1 и 2), 16 - 19, 21, 24, 33, 45, 46 (части 1 и 2), 48 (часть 1), 50, 52, 55 (часть 3), 56 (часть 3), 118, 120, 123 (часть 3) и 125 (часть 4).
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Г.В. Поцелуйко материалы, не находит оснований для принятия ее жалоб к рассмотрению.
2.1. В своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подчеркивал, что из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, ее статей 46 - 53, 118, 120, 123 и 125 - 128, федеральными конституционными законами и федеральными законами.
В силу названных конституционных положений недопустимо, чтобы конституционное судопроизводство использовалось как средство судебной защиты, заменяющее судопроизводство по гражданским, уголовным или административным делам.
В связи с этим, развивая и конкретизируя статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, законодатель в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" установил, что Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле (пункт 3 части первой статьи 3), а по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению в конкретном деле (пункт 3.1 части первой статьи 3), определив при этом предъявляемые к соответствующему обращению требования (статьи 96 и 97, а также статьи 101 и 102).
Следовательно, пункт 3 части первой статьи 3, статьи 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в редакции Федерального конституционного закона от 3 ноября 2010 года N 7-ФКЗ и подпункт "а" пункта 1, подпункты "а" и "б" пункта 36, пункт 37 статьи 1 Федерального конституционного закона от 3 ноября 2010 года N 7-ФКЗ не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.
Статьи 2, 84 и 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", по существу, воспроизводят статьи 125 (части 1 и 4) и 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы.
2.2. Конституция Российской Федерации, имеющая прямое действие, непосредственно указывает, что судьи подчиняются Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1), а потому доводы заявительницы о нарушении ее конституционных прав частью первой статьи 1, пунктом 50 статьи 5, частью первой статьи 6, частью четвертой статьи 7, частью второй статьи 61, частью третьей статьи 259, статьями 296, 297, 299, пунктом 1 статьи 304, статьей 306, частями первой и второй статьи 388 УПК Российской Федерации, как не предусматривающими, что при осуществлении правосудия судьи руководствуются положениями Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", а правосудие отправляется в целях, указанных в Конституции Российской Федерации, в том числе в ее преамбуле, безосновательны. Не может рассматриваться и как нарушение права заявительницы на судебную защиту отсутствие в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации указания на недопустимость отправления правосудия в отсутствие символов судебной власти.
Оспариваемые заявительницей пункт 4 части первой и часть вторая статьи 363, пункт 4 части первой и часть третья статьи 375, пункт 4 части первой и часть четвертая статьи 389.6 УПК Российской Федерации прямо закрепляют требования к апелляционным и кассационным жалобам, несоблюдение которых препятствует рассмотрению уголовного дела и влечет за собой необходимость пересоставления жалобы. При этом данные требования относятся к форме жалобы, а потому проверка их соблюдения, вопреки мнению заявительницы, не связана с оценкой доводов жалобы по существу как обоснованных или необоснованных. Следовательно, сами по себе данные положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.
Что касается пункта 1 статьи 395, статей 1102 и 1107 ГК Российской Федерации, пункта 3 статьи 11 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", то заявительницей не представлены официальные документы, подтверждающие применение в ее деле судом данных законоположений.
Не могут быть признаны допустимыми жалобы заявительницы и в части оспаривания конституционности пункта 5.4 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов и пункта 4.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, поскольку проверка в порядке конституционного судопроизводства ведомственных нормативных актов в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Поцелуйко Галины Васильевны, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Категория: Определения Конституционного Суда РФ | Добавил: ingvarr (05.02.2017)
Просмотров: 37 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar