Главная » Статьи » Судебная практика » Определения Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 07.02.2013 N 128-О
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 7 февраля 2013 г. N 128-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА КУСТОВА МИХАИЛА СЕРГЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 24
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
заслушав заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина М.С. Кустова,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.С. Кустов оспаривает конституционность пункта 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, в соответствии с которым уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления.
Из представленных заявителем материалов следует, что после проведения соответствующей проверки по факту гибели его матери в результате дорожно-транспортного происшествия следователем военного следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации по Воронежскому гарнизону пять раз выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении водителя автотранспортного средства - военнослужащего Д., которые отменялись военным прокурором Воронежского гарнизона, руководителем военного следственного отдела и его заместителем.
18 января 2012 года, рассмотрев в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации жалобу М.С. Кустова, Воронежский гарнизонный военный суд в части признания незаконным и необоснованным постановления следователя от 19 сентября 2011 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Д. производство по жалобе прекратил ввиду отмены данного постановления руководителем военного следственного отдела, а в части признания незаконными действий следователя, выразившихся в назначении экспертного исследования и приобщении его результатов к материалам проверки, а также признания незаконным бездействия следователя, выразившегося в неисполнении указаний военного прокурора Воронежского гарнизона и невозбуждении уголовного дела в отношении Д., оставил жалобу без удовлетворения. С таким решением суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по уголовным делам Московского окружного военного суда (кассационное определение от 13 марта 2012 года).
По мнению М.С. Кустова, пункт 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, закрепляющий в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела такое обстоятельство, как отсутствие в содеянном состава преступления, противоречит статьям 19 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 52 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой позволяет, в системе действующего правового регулирования, уполномоченному органу (должностному лицу) отказывать в возбуждении уголовного дела по указанному основанию на стадии проверки сообщения о преступлении.
2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием; гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина; каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом; права потерпевших от преступлений охраняются законом, государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 17, часть 1; статьи 18 и 45; статья 46, части 1 и 2; статья 52).
Вместе с тем вытекающая из Конституции Российской Федерации, в частности ее статьи 52, обязанность государства обеспечивать восстановление прав потерпевшего от преступления не предполагает наделение потерпевшего правом предопределять необходимость осуществления уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности. Данное право в силу публичного характера уголовно-правовых отношений может принадлежать только государству в лице его законодательных и правоприменительных органов (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 года N 7-П, определения от 3 ноября 2009 года N 1416-О-О, от 2 ноября 2011 года N 1485-О-О и др.). Соответственно, исходя из правил, установленных частью первой статьи 20, статьями 21, 22, 144 и 145 УПК Российской Федерации, решение вопросов о возбуждении уголовного дела публичного обвинения не зависит от волеизъявления потерпевшего - оно предопределяется исключительно общественными интересами, конкретизируемыми на основе требований закона и фактических обстоятельств дела.
Кроме того, уголовное судопроизводство, наряду с защитой прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (часть первая статьи 6 УПК Российской Федерации). При решении вопроса о возбуждении уголовного дела должны обеспечиваться интересы лица, на привлечении которого к уголовной ответственности настаивает потерпевший, с тем чтобы уголовное дело не было возбуждено, а это лицо не было поставлено в положение подозреваемого - вопреки статье 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации - без достаточных к тому оснований. Федеральный законодатель, таким образом, был вправе установить в уголовно-процессуальном законе основания отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, в том числе в связи с отсутствием в деянии состава преступления. При этом постановления, выносимые в связи с проверкой сообщения о преступлении, как и любые иные процессуальные решения, должны быть законными, обоснованными и мотивированными (статья 7 УПК Российской Федерации), что, в частности, не предполагает неоднократную отмену по одним и тем же основаниям постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с целью проведения дополнительной проверки сообщения о преступлении (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июля 2007 года N 610-О-О).
Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации сохраняют свою силу и в полной мере распространяются на правоотношения, в связи с которыми в Конституционный Суд Российской Федерации обратился М.С. Кустов.
Как усматривается из материалов, представленных органами прокуратуры, 26 марта 2012 года следователем военного следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации по Воронежскому гарнизону в отношении Д. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью третьей статьи 264 УК Российской Федерации. М.С. Кустов признан потерпевшим, ему разъяснены его права, предусмотренные частью второй статьи 42 УПК Российской Федерации; гражданский иск по делу не заявлен. 26 мая 2012 года данное уголовное дело прекращено на основании пункта 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, однако 8 июня 2012 года это решение отменено как незаконное и необоснованное руководителем военного следственного отдела в связи с невыполнением следователем в полном объеме ранее данных ему указаний. 6 июля 2012 года вновь вынесено постановление о прекращении по тому же основанию уголовного дела, с которым согласился военный прокурор Воронежского гарнизона. При этом о прекращении уголовного дела М.С. Кустов уведомлен в установленном законом порядке, соответствующее постановление им не обжаловалось.
Таким образом, наличие у заявителя статуса потерпевшего позволяло ему в полной мере осуществлять свои права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, а потому не имеется оснований утверждать о нарушении оспариваемым законоположением его конституционных прав в указанном в жалобе аспекте. Следовательно, данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кустова Михаила Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Категория: Определения Конституционного Суда РФ | Добавил: ingvarr (05.02.2017)
Просмотров: 24 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar