Главная » Статьи » Судебная практика » Определения Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2013 N 233-О
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 февраля 2013 г. N 233-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ЗАКРЫТОГО
АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "АРАЛ ПЛЮС" НА НАРУШЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОЛОЖЕНИЯМИ ЗАКОНА
МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ "О КВОТИРОВАНИИ РАБОЧИХ МЕСТ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию ЗАО "Арал Плюс" вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ЗАО "Арал Плюс" просит проверить конституционность следующих положений Закона Московской области от 25 апреля 2008 года N 53/2008-ОЗ "О квотировании рабочих мест":
абзацев третьего, четвертого и седьмого статьи 3, относящих к категориям лиц, для которых вводится квотирование рабочих мест, несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет; лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; выпускников учреждений начального и среднего профессионального образования в возрасте до 20 лет, ищущих работу впервые;
части 2 статьи 5, согласно которой рабочие места считаются созданными (выделенными), если на них трудоустроены граждане указанных категорий.
Заявитель ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о признании названных норм, как не соответствующих Конвенции МОТ N 138 и статьям 7, 15 (часть 4), 24, 37, 38, 60 и 72 Конституции Российской Федерации, не подлежащими применению в части установления возрастных цензов для лиц, в целях трудоустройства которых вводится квотирование, а также возложения на работодателя обязанности по заполнению рабочих мест в рамках установленной квоты (в том числе путем сбора конфиденциальной информации в отношении граждан, впервые ищущих работу) с возможным привлечением его к ответственности за невыполнение квоты в случае, если такие рабочие места остаются вакантными в силу обстоятельств, не зависящих от работодателя.
Кроме того, он выражает несогласие с тем, что соответствующие споры между юридическими лицами (независимо от их организационно-правовой формы) рассматриваются, вопреки положениям статьи 47 Конституции Российской Федерации, в судах общей юрисдикции, и просит признать надлежащим выполнением требований Закона Московской области "О квотировании рабочих мест" выделение работодателем рабочих мест в рамках установленной квоты, притом что они остаются вакантными по не зависящим от работодателя причинам.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
2.1. В силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если этим законом затрагиваются его конституционные права и свободы и если оспариваемый Закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде.
Решением Московского областного суда от 21 февраля 2012 года, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 августа 2012 года, ЗАО "Арал Плюс" было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующими ряда положений Закона Московской области "О квотировании рабочих мест", в том числе статьи 3 (в части установления нижней границы возраста несовершеннолетних, для трудоустройства которых вводится квотирование, - 14 лет), а также статьи 5 (в той части, в какой она возлагает на работодателя обязанность по созданию в соответствии с установленной квотой рабочих мест для лиц моложе 16 и старше 18 лет, чем вступает в противоречие со статьей 3 названного Закона, а также положениями Трудового кодекса Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Конвенций МОТ N 138 и N 105).
При таких обстоятельствах применение в деле заявителя положений части 2 статьи 5, определяющей условия, при соблюдении которых рабочие места считаются созданными (выделенными), не может считаться подтвержденным.
2.2. Конституция Российской Федерации, предусматривая в соответствии с целями социального государства (статья 7 часть 1) установление в Российской Федерации гарантий социальной защиты населения (статья 7 часть 2), в том числе защиты от безработицы (статья 37 часть 3), вместе с тем не закрепляет конкретные меры такой защиты, равно как и объем и условия их предоставления тем или иным категориям граждан. Определение организационно-правовых форм и механизмов реализации социальной защиты, включая защиту от безработицы, относится к полномочиям законодателя. При этом, поскольку социальная защита отнесена к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 72 пункт "ж" части 1, Конституции Российской Федерации), по данному предмету совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статья 76 часть 2 Конституции Российской Федерации).
Закон Российской Федерации от 19 апреля 1991 года N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации", определяя в качестве основного направления государственной политики в области содействия занятости осуществление мероприятий, способствующих занятости граждан, испытывающих трудности в поиске работы, в том числе несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и впервые ищущих работу граждан в возрасте от 18 до 20 лет из числа выпускников учреждений начального и среднего профессионального образования (абзац шестой пункта 2 статьи 5), относит к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации принятие ими нормативных правовых актов в области содействия занятости населения, а также разработку и реализацию региональных программ, предусматривающих мероприятия по содействию занятости населения, включая программы содействия занятости граждан, особо нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поиске работы (подпункты 1 и 3 пункта 1 статьи 7.1-1), и при этом предусматривает содействие работодателей в обеспечении занятости населения, одной из форм которого является трудоустройство определяемого органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления числа граждан, особо нуждающихся в социальной защите, или резервирование отдельных видов работ (профессий) для трудоустройства таких граждан (абзац 8 пункта 1 статьи 25).
Действуя во исполнение названных положений Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" в пределах своих полномочий, законодатель Московской области в статье 3 Закона Московской области "О квотировании рабочих мест" с учетом ситуации на региональном рынке труда определил категории граждан, для трудоустройства которых устанавливается квотирование рабочих мест, и причислил к ним несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также выпускников учреждений начального и среднего профессионального образования в возрасте до 20 лет, ищущих работу впервые.
Такое правовое регулирование согласуется с целями государственной политики в сфере содействия занятости, в равной мере распространяется на всех работодателей, соответствующих установленным требованиям, и не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права заявителя.
Что касается оспариваемого заявителем положения абзаца четвертого статьи 3 Закона Московской области "О квотировании рабочих мест", то оно не устанавливает возраст лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для трудоустройства которых осуществляется квотирование рабочих мест, а потому само по себе также не может рассматриваться как нарушающее конституционные права ЗАО "Арал Плюс" в аспекте, указанном в жалобе.
Разрешение же других поставленных заявителем вопросов не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества "Арал Плюс", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации не подведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Категория: Определения Конституционного Суда РФ | Добавил: ingvarr (05.02.2017)
Просмотров: 49 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar