Главная » Статьи » Судебная практика » Определения Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 370-О
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 марта 2013 г. N 370-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
МАГОМЕДОВА ЗАКИРА РАДЖАБОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ РЯДОМ ПОЛОЖЕНИЙ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
И ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 29 ДЕКАБРЯ 2010 ГОДА N 433-ФЗ
"О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМИ СИЛУ
ОТДЕЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ
(ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ)
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина З.Р. Магомедова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин З.Р. Магомедов, осужденный за совершение преступлений к наказанию в виде лишения свободы приговором гарнизонного военного суда от 25 июня 2012 года, оставленным без изменения окружным военным судом 15 ноября 2012 года, просит признать противоречащими статьям 19 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 48 (часть 1), 50 (часть 3), 55 (часть 2), 118 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:
часть первую, пункт 3 части второй и часть пятую статьи 30 "Состав суда", поскольку, по его мнению, они не содержат правил, устанавливающих порядок формирования суда в составе трех профессиональных судей, в том числе определения председательствующего судьи, а также допускают рассмотрение уголовного дела судьей, назначенным после начала судебного разбирательства на должность судьи иного суда общей юрисдикции;
части пятую, шестую, седьмую.1 и восьмую статьи 31 "Подсудность уголовных дел", часть вторую статьи 33 "Определение подсудности при соединении уголовных дел", как позволяющие военному суду рассматривать уголовное дело в отношении подсудимых - военнослужащего и гражданского лица;
части пятую - седьмую статьи 259 "Протокол судебного заседания", части вторую и третью статьи 260 "Замечания на протокол судебного заседания", поскольку, как полагает заявитель, они допускают рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания только председательствующим, а не всем коллегиальным составом суда, рассмотревшим уголовное дело, а также дают суду возможность искажать сведения, заносимые в протокол судебного заседания, и до изготовления протокола произвольно принимать итоговое решение по уголовному делу;
часть четвертую статьи 388 "Кассационное определение", как не предусматривающую обязанность суда кассационной инстанции выдать осужденному и (или) его защитнику копию кассационного определения незамедлительно или в разумный срок после окончания судебного заседания.
Кроме того, заявитель оспаривает конституционность частей 4 и 5 статьи 3 Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации", которые, как утверждается в жалобе, лишают обвиняемого права на судебное разбирательство его уголовного дела законным судом на основе состязательности и равноправия сторон, а также на пересмотр вышестоящим судом, включая Верховный Суд Российской Федерации, судебного решения, принятого до вступления в силу данного Федерального закона.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, за исключением уголовных дел, подсудных вышестоящим военным судам (часть пятая статьи 31). Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, З.Р. Магомедов на момент совершения преступлений, за которые он осужден, являлся военнослужащим, а потому его уголовное дело во всяком случае подлежало рассмотрению военным судом. Решение же об отказе в направлении уголовного дела с участием З.Р. Магомедова по подсудности в районный суд принято в отношении иного лица и права заявителя не затрагивает.
Статья 259 УПК Российской Федерации закрепляет требования, предъявляемые к ведению протокола судебного заседания, в том числе требование о достоверном и последовательном отражении хода судебного разбирательства, и обязанность председательствующего и секретаря судебного заседания изготовить протокол и ознакомить с ним стороны по их ходатайству. Данная статья прямо устанавливает, что для обеспечения полноты протокола при его ведении могут быть использованы стенографирование, а также технические средства (часть вторая); если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания, материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела (часть пятая), что может служить средством обеспечения полноты и объективности протокола, а также способствовать оценке вышестоящими судебными инстанциями правосудности принятых по уголовному делу решений (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 1014-О-О, от 17 ноября 2011 года N 1558-О-О и от 18 октября 2012 года N 1940-О). Согласно статье 260 УПК Российской Федерации в течение трех суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания, подлежащие незамедлительному рассмотрению председательствующим; по результатам рассмотрения замечаний председательствующим в судебном заседании должно быть вынесено мотивированное постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении, которое вместе с замечаниями приобщается к протоколу судебного заседания. Приведенные законоположения не предполагают произвольное отклонение председательствующим поданных на протокол судебного заседания замечаний или лишение участников процесса возможности обжаловать само постановление об отклонении замечаний и ссылаться при обжаловании приговора на необоснованность такого отклонения, а в нормативной связи с другими положениями закона они не могут рассматриваться и как исключающие обязанность суда на основе принципа объективности вносить изменения в протокол судебного заседания в соответствии с поданными замечаниями (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 1007-О-О, от 17 июня 2010 года N 794-О-О, от 27 января 2011 года N 52-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1218-О-О и от 22 ноября 2012 года N 2022-О).
Что касается части первой, пункта 3 части второй и части пятой статьи 30 УПК Российской Федерации, то заявитель нарушение своих прав этими законоположениями связывает с участием в его деле конкретного судьи. Между тем, как усматривается из представленных материалов, в ходе судебного заседания ни З.Р. Магомедов, ни его защитник отводы суду не заявляли, а также не указывали на незаконность состава суда в кассационных жалобах. Соответственно, не подтверждается применение судом в деле заявителя названных норм в обозначенном им аспекте. Кроме того, положение о том, что состав суда для рассмотрения конкретного дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей в порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, в том числе с использованием автоматизированной информационной системы (часть первая статьи 30 УПК Российской Федерации), создает предпосылки формирования независимого и беспристрастного суда, что не может рассматриваться как нарушение прав заявителя.
Заявителем также не представлены материалы, подтверждающие применение в его деле части восьмой статьи 31 УПК Российской Федерации, определяющей правила экстерриториальной юрисдикции военных судов Российской Федерации, и части второй статьи 33 того же Кодекса, содержащей правила определения подсудности при соединении уголовных дел. Не подтверждено и применение в деле З.Р. Магомедова оспариваемых положений Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ, поскольку к его обращению не приложены документы, свидетельствующие о том, что на основании данного Федерального закона какими-либо судебными инстанциями ему или его защитнику было отказано в рассмотрении жалоб на вступивший в законную силу приговор и кассационное определение.
Оспариваемая заявителем часть седьмая.1 статьи 31 УПК Российской Федерации не могла быть применена в его деле, поскольку введена в действие с 1 января 2013 года в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ. Часть вторая статьи 33 и часть четвертая статьи 388 УПК Российской Федерации утратили силу с этой даты на основании данного Федерального закона, а потому не могут быть предметом проверки со стороны Конституционного Суда Российской Федерации.
Таким образом, жалоба З.Р. Магомедова, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. Кроме того, как следует из содержания жалобы, заявитель, выражая несогласие с состоявшимися в его деле судебными решениями, по сути, предлагает Конституционному Суду Российской Федерации оценить их соответствие действующему правовому регулированию, что к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации не относится.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Магомедова Закира Раджабовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Категория: Определения Конституционного Суда РФ | Добавил: ingvarr (26.01.2017)
Просмотров: 40 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Обсуждение материала:
Комментариев: 0
avatar