Главная » Вопросы » Школа » История

На основании дневников и воспоминаний фронтовиков опишите в виде рассказа...
На основании дневников и воспоминаний фронтовиков опишите в виде рассказа от первого лица один день советского солдата на фронте. Основной акцент сделайте на бытовой стороне описания: где он жил, что ел, чем занимался между боями и т.д.
Категория: История | Добавил: Biz-ledy (07.02.2018)
Просмотров: 182 | Ответы: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Ответов: 2
0 V_V
07.02.2018 оставил(а) комментарий:
Потом тяжелые бои по обороне Кавказа. Мало того, что нам приходилось держать фронт, так мы должны были еще и контратаковать, чтобы не давать немцам снимать части для боёв под Сталинградом. При этом очень трудно было со снабжением. На день выдавался котелок жидкости, в которой сложно было поймать перловую крупинку, кусок хлеба размером с ладонь и ложка сахара. Приходилось варить и кости животных и лошадиные шкуры. Однажды мне повезло добыть дикого кабана. Наблюдая за передним краем противника, я заметил немца-наблюдателя, занявшего позицию возле большого раскидистого дуба на нейтральной полосе. Решив проучить немца, ночью я подполз к дереву и заминировал подходы к нему. На рассвете раздался взрыв, и я, радуясь тому, что удалось ликвидировать немецкого лазутчика, снова пополз, чтобы убедиться в результате. Но у дерева я увидел убитого кабана с развороченным рылом. Мы с ребятами привязали его ремнями и вытащили к себе. Вот тогда мы наелись от пуза! Слух о моей «охотничьей» добыче разошелся по всем войскам, и командир батальона даже обиделся на меня, что я не прислал ему кусочек мяса.

Очень плохо было и со снабжением боеприпасами и оружием. Мы оказались очень слабо подготовлены к войне. В начале войны немец господствовал в воздухе, в артиллерии, в танках, во всем. А мы встретили войну с винтовками. Свой первый автомат я добыл только в 1942-м году у немца-разведчика, с которым мы сошлись в рукопашной схватке. Немцы переходили передний край на участке моего взвода, где я и перехватил их группу. Завязалась схватка. Один из немцев направил на меня свой автомат и нажал на курок, но оружие дало осечку. Тогда немец сильно стукнул меня прикладом по голове, но я был в каске, и он меня только оглушил. Но я так сильно успел вцепиться руками в автомат, что падая, не выпустил его из рук. Разведчикам удалось уйти, а автомат достался мне в качестве трофея.
0 V_V
07.02.2018 оставил(а) комментарий:
Помимо непосредственной обороны от наступавших немецких войск, в нашу задачу входило постоянное оттягивание немецких сил на себя, с целью не допустить их переброску на Волгу. Для этого мы проводили небольшие, но постоянные атаки. В одном из таких наступлений мы смогли отогнать врага больше чем на 10 километров, захватили богатые трофеи. Преследуя противника, отходившего к горам, мы вышли на широкую поляну. Новый командир нашего сводного полка, капитан, которого нам прислали совсем недавно, приказал занимать позиции здесь. Моей пулеметной роте он выдал узкий сектор между деревьями, крайне ограниченный по видимости. Пока мы окапывались, пока располагались, немцы начали вести по нам сначала пристрелочный, а вскоре и прицельный огонь из орудий и минометов. Было так: что ни выстрел, то двоих-троих наших косит. Не помню, сколько мы так просидели, но никакого приказа, ни вперед, ни назад, мы так и не получили, только дико и отчаянно метались под вражеским огнем. Не выдержав такого обстрела, мы стали отходить самостоятельно. Проще говоря, стали драпать изо всех сил. Рядом падали убитые и раненые, я особенно запомнил одного с разорванным животом, просившего пристрелить его… Сколько мы пробежали, не помню. От жары и бега жутко хотелось пить. Когда добежали до какой-то лужи, покрытой зеленой пленкой, и, сквозь зубы, стали глотать застоявшуюся воду. Возвратившись в расположение своих войск, мы доложили о произошедшей катастрофе. Как нам потом рассказали, новый командир полка, заманивший нас в эту ловушку, оказался немецким диверсантом. То ли у него было задание уничтожить наш полк, то ли какая другая задача, но, судя по всему, он перебежал к немцам сразу после начала обстрела, потому что в бою я его так и не увидел.

В то трудное время не все выдерживали тяготы и лишения. Помню случай, когда из моей роты сбежал солдат по фамилии Остапенко. Я как раз проверял посты, и вдруг услышал, как зашелестели листья. Я окликнул бойца, а в ответ мне раздался винтовочный выстрел. Пуля сбила пилотку с головы, и я лишь чудом остался жив. На следующий день снова проверял посты, и остановился у пулеметной точки, которую занимал один матрос из Геленджика. Точка находилась под большим высоким кедром. Едва я успел подойти, как по нам стала бить вражеская артиллерия. Первый снаряд разорвался в кроне дерева, осколок оторвал матросу ногу, а меня отбросило взрывной волной. Я стал звать нашего санитара Лобадзе, чтобы перевязал раненого, но прилетевшим вторым снарядом матросу оторвало голову… На этом обстрел прекратился. Я завернул останки погибшего в плащ-палатку и закопал там же в ячейке. Думаю, что это сбежавший солдат Остапенко выдал немцам расположение наших пулеметных точек, уж больно точно они их накрыли.

Надо сказать, что в моей роте воевали председатели колхозов, начальники МТС, ученые, преподаватели, одним словом, люди совершенно далекие от военного дела, к тому же почти все семейные. У меня с ними часто случались курьезы. Ну вот, например, поставишь такого вояку на пост, а он, вместо того, чтобы вести наблюдение и охрану, убегает в землянку греться! Я их потом воспитывал, на совесть старался бить, мол, как же так, на вас вся рота надеется, я – ваш командир, вам доверяю, а вы так! Трудно им приходилось.
avatar