Главная » Вопросы » Школа » История

Подберите отрывки из дневников и воспоминаний людей, переживших блокаду Ленинграда
Подберите отрывки из дневников и воспоминаний людей, переживших блокаду Ленинграда.
Категория: История | Добавил: damian (07.02.2018)
Просмотров: 385 | Ответы: 4 | Рейтинг: 5.0/1
Ответов: 4
0 shurik
07.02.2018 оставил(а) комментарий:
Галина Карловна Зимницкая. Блокадные будни (Дневник ленинградской девочки)

7 марта

Сегодня забежала к своим и сразу увидела пустой диван. Умерла Евгения Трофимовна. С вечера уснула и не проснулась.

За столом сидела бабушка и ела суп из воробья. Она нашла на улице замерзшую птичку, ощипала ее и сварила с лавровым листом. Я заглянула в кастрюльку - какой же воробушек маленький!

С собой я принесла кусочек хлеба с котлеткой, положила его перед бабушкой. Она посмотрела на меня и заплакала, потом отщипнула маленький кусочек и заела воробья.

С черного рынка вернулась мама, и я заметила, что она похудела еще больше. Черты ее лица стали грубыми, почти мужскими. Голод грызет всех беспощадно. Мама устало прилегла на диван. Обменять табак на хлеб ей не удалось, но на деньги она купила творог почему-то черного цвета *. Мы не покупаем на толкучке ни котлеты, ни студень - все это может быть из мертвечины! Сашета и мама стали есть эту черную массу, похожую на жирную землю. Я тоже попробовала - никакого вкуса.

*По всей видимости, речь идет о выкопанных из земли отходах с Первого овощного комбината на Пискаревке. В блокадную зиму 1941-1942 гг. сюда происходило настоящее паломничество голодных людей. Дело в том, что на территории комбината за много лет назад до войны были закопаны нереализованные отходы квашеной капусты. Вот эти ямы и раскапывали голодные ленинградцы. Выкопанные отходы, смешанные с землей, сразу же съедались. Брали также с собой ведрами или просто в мешках. Далее закопанные фруктовые отходы люди отрывали и ели, называя их «творогом». В этом «черном твороге» рассказывал в своих воспоминаниях и Д. С. Лихачев: «...это была черная лоснящаяся земля, масса, пахнувшая землей и замазывавшая до боли горло. После нее болел живот (единственный раз, когда у меня во время войны болел живот)».

1942 г.

…Любимый город в кольце блокады…

Хочет удушить, уморить нас с голоду. Но ни черта!! Не сдадимся!! Поборемся!! 01.01.42

С Новым 1941 Годом!!

Назло всем врагам, лишениям и испытаниям, ровно в 24:00, мы подняли бокалы … кофе, целовались, поздравляли друг друга с Н. Г. и поклялись бороться до победного. Немного пели под гитару, сыграли с Н. в «козла» и легли спать (горилка подействовала).

Ленинград, 2.01.1942

Рыночные цены (примеры):

Хлеб – 100 г – 40 р.

Папиросы: «Беломор» – 1 п. – 15 р., «Звезда» – 10 р., «Прибой» – 10 р., «Норд» – 10 р., «Ракета» – 8 р.; табак – 1 пачка – 20-30 р.

Сахар, конфеты, масло – меняются только на хлеб.

Великолепные оленьи сапоги с меховыми вкладышами – 2 кг хлеба.

Пальто мужское демисезонное, польский драп – 1 кг хлеба.

Дрова 1 метр3 – 4 кг хлеба.
0 shurik
07.02.2018 оставил(а) комментарий:
11.01.1942

Ленинград – кладбище живых трупов… Люди мрут как мухи! Многие знакомые уже ушли в вечность… Вась Васич… Бирк… Черт знает что такое, здоровые ребята и так глупо погибают. Выходишь на улицу – наблюдаешь демонстрацию гробов, их так много, что волосы встают дыбом. Кое-как сколоченный, бесформенный ящик, двухместный, трехместный, и просто в тряпках завернутого везут на саночках. Куда ни глянешь: гробы, гробы… В среднем, на сегодня смертность составляет 9-10 тысяч человек. Трамваи уже давно не ходят. Голодные, обессиленные люди, еле переставляя ноги, плетутся порой через весь Ленинград. Жуть! Опухшие, с истощенными лицами, люди напоминают воскресших мертвецов. Воды нет, света нет, топлива нет. Коптилка с машинным маслом решает проблему освещения. Ночью в морозном воздухе царит симфония разрушения, варварски сносящая все пригодное для отопления: деревянные постройки, заборы и т. д. Растет преступность, отнимают карточки, хлеб, в любое время дня. В магазинах по карточкам многих продуктов нет. Надежды на прибавку – никакой. Чувствую себя хреново, ноги отказываются ходить, у Н. ноги – как бревна. Игоря на улицу не выгонишь. Переживем…

21.01.1942

…Зимний вечер долгий. Чего только не передумаешь в течение него. Вспоминаешь о прошлом, анализируешь настоящее, думаешь о том, что тебя ждет впереди. Из всех дум одна крепче всех: как бы суметь пережить это тяжелое время, как бы разъяснить вопрос с едой. Все время хочется есть, с нетерпением ждешь 6 утра, чтобы скорее выкупить пайку хлеба.

Хочется отогнать от себя назойливые воспоминания о прошлом, когда ты ел досыта, но сделать это никак не в силах – становится крайне досадно. Целый месяц со дня на день надеемся получить прибавку хлеба – и ни черта! За целый месяц уже не выдаются полагающиеся продукты, главное – жиры – плохо! Если бы не Токсово и не тетя Лена, мы бы давно пропали. Только благодаря им мы еще немного продержались и не потеряли облик человеческий. Но сейчас эти источники исчезли: в Токсово поезда не ходят, а тетя Лена отказала, что будет дальше? Жутко подумать. Жалко Игоря – такой парнишка.

Ленинград еще в железном кольце блокады, ежедневно получаем прибавку в виде артиллерийского обстрела, хоть бы скорее раздавить гада! Ленинград – мертвый город. Народ в панике творит безобразие, весь город загажен, сломаны красивые заборы и ограды, жгут цокольные этажи..! Каждый день возникают пожары, пожарные со стороны наблюдают и греются – тушить нечем, воды нет.
0 shurik
07.02.2018 оставил(а) комментарий:
Будни

Транспорт в городе не работал. На улицах не было освещения, в дома не подавалась вода, электричество и паровое отопление, канализация не работала. (Букуев Владимир Иванович).

В комнате... нет ни одного стекла, окна забиты фанерой. В подвале дома капает вода, за водой стоит очередь. Люди делятся фронтовыми новостями. Поразительно: ни одной жалобы, недовольства, малодушия — только надежда. Вера и надежда на то, что прорвут блокаду, что дождемся, что доживем. (Аксенова Тамара Романовна).

Ходили в туалет тогда в ведро, и у людей потом не было сил спуститься на улицу, чтобы вынести его. Выливали прямо от дверей по лестнице, потом все это замерзало, и лестницы были покрыты замерзшими нечистотами. Запаха особого не было, стояли страшные морозы, до -30 градусов и даже ниже. (Айзин Маргарита Владимировна).

Сначала я продолжала учиться. Из-за постоянных бомбежек уроки часто прерывались. Но тяжелее было возвращаться из школы — фашисты знали, что уроки заканчиваются после 13 часов, и именно в это время начинали интенсивно обстреливать город. (Зензерова Валентина Владимировна).

Мама получила карточки, положила их на стол и на секунду отвернулась. Когда она повернулась обратно, карточки исчезли. Это означало почти верную смерть. Мать закричала страшным голосом. В столовой нашлись активные люди, которые сразу закрыли все двери и начали обыск. Первой под подозрение попала приятельница мамы, которая в тот момент была рядом. Она не признавалась. Тогда женщины начали ее раздевать. И карточки нашлись. (Иванов Юрий Ильич).

...Мама оказалась в больнице. В итоге мы с братом остались в квартире одни. В какой-то из дней пришел отец и отвел нас в детский дом, который находился около училища Фрунзе. Я помню, как папа шел, держась за стены домов, и вел двоих полуживых детей, надеясь, что, может быть, чужие люди их спасут. (Вениаминова-Григорьевская Нина Андреевна).

У меня к тому моменту были отморожены руки и ноги. ...Когда нянечка начала меня раздевать и сняла мою шапку, она ужаснулась — вшей у меня было больше, чем волос. Был не только голод, но и холод, поэтому шапку я не снимала где-то полгода. В те времена вода была в виде льда, поэтому помыть голову я не могла. Меня побрили наголо. ...На детей было невозможно смотреть, стоило им открыть рот, как сразу лилась кровь, выпадали зубы. Все эти дети были такими же дистрофиками, как и я. У них были пролежни, кости кровоточили. Это было ужасно. (Алексеева А. В.).

А потом весна. Из подтаявших сугробов торчат ноги мертвецов, город замерз в нечистотах. Мы выходили на очистительные работы. Лом трудно поднимать, трудно скалывать лед. Но мы чистили дворы и улицы, и весной город засиял чистотой. (Айзин Маргарита Владимировна).
0 shurik
07.02.2018 оставил(а) комментарий:
В апреле улицы были уже чистыми и, наконец, пошел первый трамвай. Я не могу передать вам, какой это был праздник для всех! Люди выходили на стук рельсов, радовались, аплодировали. (Аншелес Ирина Иосифовна).

Город изменился. Там, где были газоны, разбили огороды: на Марсовом поле, везде, где только был кусочек земли. Делали грядки и сажали все, что только можно, — и картошку, и морковку, один раз посадили огурцы, а выросли какие-то маленькие арбузики. Потом открыли бани. Мы как-то пришли мыться: вот как показывают Освенцим, вот такое же зрелище было в этой бане. Мы мылись и наслаждались горячей водой. (Айзин Маргарита Владимировна).

Я вспоминаю, как шли мы с мамой по нашему двору уже весной. Было солнечно, тепло, на душе было весело, мы пережили зиму, мы живы. И мне захотелось побегать. Я выпустил мамину руку и попробовал побежать. Но смог сделать только несколько медленных шагов. Я очень этому удивился. В моей детской голове, как сейчас помню, пронеслось: «Ведь я же помню, что до войны я бегал! Почему я не могу сделать это сейчас?!» (Иванов Юрий Ильич).
avatar