Что услышал Блок в «музыке революции»?


Что услышал Блок в «музыке революции»? (По по­эме «Двенадцать»)
Рейтинг: 5.0/1
Просмотров: 90 | Добавил: (22.02.2019) (Изменено: 22.02.2019)

Всего ответов: 7

Обсуждение вопроса:
Всего ответов: 7
Аватар
0

22.02.2019 оставил(а) комментарий:
«Страшный шум, возрастающий во мне и вокруг», — отмечает Блок в записной книжке в день окончания «Двенадцати». Это хаотическое многозвучие переломно го времени врывается в поэму с петроградской улицы.

В поэме «Двенадцать» и стихотворении «Скифы» новейшие социально-исторические события и общественные настроения, собственное ощущение рушащегося мира Блок осмысливает в связи с творческими поисками предшествовавших лет, в соотнесении с духовными образами и философскими идеями, волновавшими человечество веками.

Ведущий художественный принцип в «Двенадцати» — контраст. Черное и белое, старое и нарождающееся, жизнь и смерть борются «на всем божьем свете», в революционном городе, в душах героев. Контрастны не только образы, но и ритмы.

Старый, сметаемый революционной бурей мир изображается поэтом без сочувствия. Образ паршивого пса — итоговая метафора мира, обреченного на слом. Но пес все-таки не отстает и от двенадцати «апостолов нового мира» (показательно не только число 12, но и названные имена красногвардейцев — Петр, Андрей повторяющие имена евангельских апостолов): прошлое продолжает жить в их душах. Шествие двенадцати со провождается грабежами, гульбой, насилием. Револю­ционный пожар — необходимость, но одновременно — страшная трагедия.

Поэма Блока выдержана в традициях символистской образности. С этой точки зрения нужно воспринимать ее сюжет и героев. Ванька — не просто враг револю­ции, буржуй, но предатель, тем более достойный мести, уничтожения. Против него обращена ненависть две­надцати. Катька — случайная жертва. Но никто, кроме любившего ее Петрухи, не пожалел о свершившемся. Сами двенадцать не обращают внимание или не способ­ны увидеть, различить главного из того, что соверша­ется ими, что сопровождает их путь. Бросили — «лежи ты, падаль, на снегу» — убитой Катьке, стреляют и в того, кто сквозь метель «машет красным флагом».

Блок считал Катьку и Христа важнейшими симво­лами поэмы. Катьку он хочет видеть на обложке, когда разговаривает о подготовке отдельного издания поэмы с художником Ю. Анненковым: «Катька — здоровая, толстомордая, страстная, курносая русская девка; све­жая, простая, добрая… (здоровая и чистая, даже — до детскости)». Ее и образ Христа поэт «связывает» в трактовке живописного замысла световым лучом и та­кой деталью, как выпавший крестик.

Катька — это красота, но красота падшая. Вовсе не обязательно прекрасное, посещавшее и «старый мир», должно быть уничтожено. Не в этом задача революции. Катька гибнет случайно. Но вот смена общественного идеала красоты, исходных пунктов и основ культуры, по мнению Блока, неизбежна.

Широко известен тип «кающегося помещика», о котором много писали в России конца XIX — нача­ла XX века. Блок искренне и глубоко переживал этот «комплекс». Он осеняет движение двенадцати, ознаме­новавшееся в сюжете лишь одним реальным действи­ем — нечаянным убийством Катьки, образом Христа с «кровавым флагом».

Это по замыслу поэта — символ святости революци­онного дела и жертвенности тех, кто принял тяжкий крест на себя. Но образ все-таки противоречив. Блок писал: «Разве я “восхвалял”? …Я только констати­ровал факт: если вглядеться в столбы метели на этом пути, то увидишь “Исуса Христа”. Но я иногда сам глубоко ненавижу этот женственный призрак». Здесь должен остановить внимание эпитет: «женственный». А рядом, в дневнике поэта как противостоящая ему сила упоминается «мужественная воля». Не здесь ли — исходный пункт сомнений?

Блок рассуждает так: в результате революции кра­сота придет в мир в новом качестве, освободившиеся, сбросившие со своей шеи господ федоты откроют новые невиданные источники прекрасного в самих себе. Ради этого можно оправдать и гибель части истинно прекрас­ного, созданного в «старом мире», принять как след­ствие крутого поворота всей жизни. Воплощает поэт идею прекрасного, которое придет в мир вместе с по­бедой двенадцати (с тревогами, муками, сомнениями, страхом и все-таки конечной уверенностью, что иного у него нет) в образе Христа.

Блок понимал, что нет другого образа, способного столь масштабно выразить и освятить идею творческого возрождения России, во имя которого, он думает, совер­шается революция. Но и оправдать им гибель Катьки до конца не удается. Объективно это пришедший из про­шлого «призрак» замыкает круг. Истинно прекрасное старого мира, пусть поруганное, низведенное до степени продажности, уничтожается, чтобы вновь возродиться в женственном же призраке. Катька — продолжение идей всей поэзии Блока, воплощавшего прекрасное в женских образах, и Христос — женственен. Блок думал, что это его внутреннее, художественное противоречие, но это мелькнуло противоречие самого исторического процесса, музыку которого слушал поэт-символист.
Аватар
0

22.02.2019 оставил(а) комментарий:
Музыка — это второй по значимости элемент создания образа в символизме после символа. Поэты использовали музыку как общемировоззренческое ощущение, как способ самовыражения. Такой смысл А.Блок вкладывал в своё творчество: «Слушайте музыку революции!». Но музыку поэты ещё использовали и как средство создания новых ритмических форм для точной передачи образов в своих произведениях.

А.Блок возлагал огромные надежды на революцию в Росии. Он поддерживал её и ожидал изменений в стране в лучшую сторону, но чем сильнее разгоралась революция, тем больше поэт в ней разочаровывался. В стихотворении «Опять над полем Куликовым», написанном по следам революции 1905 года, лирический геерой Блока чувствует катастрофу, которую несёт с собой революция: «И, словно облаком суровым, грядущий день заволокла».

Но он всё ещё верит в высокие цели революции» «Но узнаю тебя, начало высоких и мятежных дней!»

Поэма «Двенадцать» создаёт образ революции как стихии, захватившей весь мир. В первой главе поэмы появляется картина мира: «Чёрный вечер. Белый снег. Ветер, ветер!» В бушующей вьюге раздаются голоса, приём многоголосья, использованный автором, передаёт отношение людей к революции: старушка смотрит на плакат и плачет, потому что «никак не поймёт, что значит», зачем «огромный лоскут», ведь из него можно было бы сделать портянки для ребят, писатель не смиряется с революцией: «Предатели! Погибла Россия!», проституткам вовсе не интересна революция. Блоку важно показать, что революция создаётся руками немногих людей, а остальные не понимают её значения.

Двенадцать патрульных олицетворяют людей, сражающихся за революцию, но сюжет поэмы показывает, что ими движут не высокие идеи, а лишь желание властвовать, распоряжаться чужими судьбами. От такой революции, движимой озлобившимися, безнравственными людьми, страдают невинные жертвы, как Катька.

Каждая глава поэмы имеет свой определённый ритмический рисунок. С появлением патрульных ритм становится похожим на марш, в описании картины природы, старого мира в образе пса автором используются напевные ритмы, в сцене расскаяния героя ритм напоминает народную песню, а сцена в которой Петька заменяет раскаяние на злобу в своей душе, напоминает частушки.

Вьюга, в которой оказались герои, в которой «не видать совсем друг друга за четыре за шага», символизирует революцию. Люди заблудились в ней, готовы биться с врагом, но он не появляется. В стихии революции люди оказались не способными разглядеть хоть что-то, как при сильной вьюге, поэтому Исус Христос, символ спасения, идёт «надвьюжной поступью», над революцией, над людьми.

А.Блок верит, что выход из революции, в которой нравственные категории заменяются идеей, есть. Людям нужно его разглядеть, вновь обратиться к старому миру, который как пёс безродный, «плетётся» за ними, и на нравственном опыте предшествующих поколений строить совершенный, идеальный мир.
Аватар
0

22.02.2019 оставил(а) комментарий:
Бушует стихия. Волны всей своей мощью ударяются о прибрежные скалы и вдребезги разбиваются. Суровый ветер несётся над бурлящей водой, срывая паруса одиноких кораблей, не успевших укрыться в порту. Некогда безграничное пространство между небом и землёй сжимается, наполняется грязной смесью пыли, дождя и тумана. Начинается шторм.

Шторм всегда полон опасностей, ведь в это время море избавляется от всего того, что не может бороться со стихией. Но, когда воздушный поток ослабевает и волны понемногу, чуть заметно, замедляют свой бег, море, очистившись от всего инородного, преображает-ся. Сквозь хмурые, грозные, чёрно-серые тучи пробивается луч солнца - символ нового времени.

Революция сродни шторму. Старое время остаётся в прошлом, перестаёт существовать. На смену ему, влекомое ветром перемен, приходит новое время подобно тому, как день сменяется ночью, а старый год - новым.

Часы бьют двенадцать ударов. Одно время кончилось, а другое вот-вот должно начаться. Во временной щели между прошлым и будущим сама собою заводится пёстрая путаница нашей памяти и воображения.

Александр Блок слышал "музыку революции", звуки нового времени, чувствовал магию эпохи и изложил свои ощущения в поэме "Двенадцать". Это магическое число символи-зирует связь времён: старого и нового, дня и ночи. Поэма от начала и до конца построена на контрасте:

Чёрный вечер.
Белый снег.

Эти цвета противоположны: чёрный символизирует тьму, пустоту, неизвестность; белый - свет, простоту, открытость. Но и тот и другой символизируют вечность, доселе не познанное.

Цветовая гамма произведения небогата. Лишь три цвета, чёрный, белый и красный, использует А. Блок в этой поэме. Они изменяются, преображаются. Бубновый туз, пунцовая родинка к концу произведения сменяются красным (кровавым) флагом. Революция неизбежно несёт разрушение, даже крушение старого мира. Блок изображает детали, характерные для дореволюционного общества: ""еренки в чулке", "шоколад Миньон"… Все эти "буржуйские штучки" должны остаться в прошлом. Им на смену приходит "свобода без креста". Олицетворение этой свободы - двенадцать красногвар-дейцев с бубновыми тузами на спинах. Эта карточная масть - символ неволи, знак заключённых. Революционный патруль в поэме уж никак не выступает в роли двенадцати апостолов. Напротив, красногвардейцы шествуют гордой поступью по ночному городу вовсе не с целью защиты людей.

Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи!

Вполне возможно, что эти псевдоапостолы - двенадцать самых настоящих разбойников, освобождённых революцией. Они видят одну-единственную цель: установление революционного порядка. И тут все методы хороши: и грабежи, и убийство дорогого тебе человека, и отречение от Бога. У революционеров свой Бог. Он появляется в самом конце поэмы. Блок называет этого вождя Исусом Христом. Но Бог ли это? Неужели этот предводитель псевдоапостолов, "с кровавым флагом", "в белом венчике из роз", и есть сын Бога? Имя Исус в сочетании с противоречивой внешностью (цвет крови и "белый венчик из роз") выдают в предводителе красногвардейцев антихриста. Ибо только Бог и дьявол способны быть "за вьюгой невидимы" и "от пули невредимы", спуститься на землю в час, когда решается судьба не только России, но и всего мира: большевики мечтают "раздуть мировой пожар" и просят благословения у Господа. Но не у истинного Бога, а у своего повелителя, антихриста.

Двенадцать революционеров приносят горе и страдания не только окружающим, но и самим себе. Петруха убивает свою возлюбленную, потому что неправильно понимает свободу. Для него свобода - это возможность действовать безнаказанно. Он не замечает, как становится убийцей. Поначалу Петьку мучает совесть:

Загубил я бестолковый,
Загубил я сгоряча… ах!

Продолжение ниже
Аватар
0

22.02.2019 оставил(а) комментарий:
Но красногвардейцы не понимают страданий Петьки. Они бессердечны, не видят ничего предосудительного в убийстве ради идеи.

Потяжеле будет бремя
Нам, товарищ дорогой!

Будущее люди создают собственными руками, строят его из хрупких кирпичиков человеческих судеб. Но, если общество приемлет методы насилия и террора, то светлого будущего, ради которого свершилась революция, не видать. Жизнь отдельного человека ничтожно низко ценится в глазах революционеров, она приравнивается к жизни куклы, которой манипулируют сильные мира сего.
Типичный представитель старого мира - "товарищ поп".

Помнишь, как бывало
Брюхом шёл вперёд,
И крестом сияло
Брюхо на народ?

Любой священнослужитель воспринимается красногвардейцами как "буржуй", существо, которому не место в новом мире, ибо он поклоняется другому Богу.

Во время революции доминирует коллективное сознание, роль отдельного человека в этом бурлящем, всепоглощающем потоке очень и очень мала. Человек - это винтик в суровом и жестоком механизме революции. Мы видим на примере Петрухи, как несколько людей манипулируют им, давят на его сознание, на чувства. Революция губит личность, безвозвратно исчезают сострадание, честность, вера в истинного Бога и в самого себя. Духовная гибель подчас бывает гораздо страшнее физической, ибо приносит душевные страдания. Боль души ни с чем не сравнима. В духовной смерти человек перерождается. И ничто более не способно растопить лёд в его сердце, пробудить совесть и сострадание.

Злоба, грустная злоба
Кипит в груди…
Чёрная злоба, святая злоба…

Двенадцать красногвардейцев своим шествием открывают новую эпоху, время страданий и великих испытаний. Скрываясь под масками апостолов, сподвижников Спасителя, они разрушают старый мир, не создавая при этом ничего взамен. Идея всеобщего равенства влечёт с необычайной силой, затягивает, подобно воронке. Человек, словно одинокий кораблик, двигаясь по фарватеру, внезапно оказывается в плену у революционной стихии. Некогда спокойная морская гладь взрывается во внезапном порыве, увлекая всех и вся ко дну.

Революция всегда сопровождается социальным взрывом, кровью и смертями, а жизнь человека слишком ценная, чтобы приносить её на алтарь революции. И единственный способ вырваться из беспощадной бури - прислушаться к зову своего сердца и решить для себя, нужно ли проходить через такие испытания ради призрачной идеи. Ведь есть другой способ изменить существующие порядки. Эволюционный путь всегда более эффективен. Не следует разрушать то, что строилось на протяжении долгих столетий. Гораздо лучше использовать исторический опыт, а не ставить недостижимые цели, и тогда людям удастся достойно выйти изо всех революционных испытаний и построить наконец нечто новое взамен разрушенного старого.
Аватар
0

22.02.2019 оставил(а) комментарий:
Поэма «Двенадцать» стала новой и высшей ступе­нью творческого пути Блока. Сам поэт писал: «… по­эма написана в ту исключительную и всегда корот­
кую пору, когда проносящийся революционный цик­лон производит бурю во всех морях — природы, жиз­ни и искусства». Блок понял и принял Октябрьскую революцию как стихийный, неудержимый «мировой пожар», в очистительном огне которого должен сго­реть без остатка весь старый мир.

Перемены в жизни общества, которые принесла революция, «Двенадцать» передает многопланово. Во-первых, действие поэмы сопровождает разгул сти­хии в природе: ветер, дующий в начале поэмы, в конце действия превращается в пургу. Во-вторых, разгул стихии коснулся мятущихся представителей старого мира: стихия сметает на своем пути старую цивили­зацию, весь старый мир. Анархический характер по­ступков двенадцати и их идеология также определена разгулявшейся стихией революции на протяжении всей поэмы. Другая сторона поэмы — это ее антихрис­тианская направленность. Двенадцать идут без крес­та, без святого имени, совершая преступления (с точ­ки зрения морали старого мира).

И, наконец, о «буре» в «море искусства», то есть о художественном новаторстве «Двенадцати». Отдав­шись до конца «стихии», поэт сумел отразить в поэ­ме ту «музыку», которая звучала и вокруг него, и в нем самом. Это отразилось в ритмическом, лекси­ческом и жанровом многоголосии поэмы. В поэме зву­чат интонации марша, городского романса, частуш­ки, революционной и народной песни, лозунговых призывов. И все это настолько органично слилось в единое целое, что Блок в день завершения поэмы, 29 января 1918 г., дерзнул пометить в своей записной книжке: «Сегодня я — гений».
Аватар
0

05.04.2019 оставил(а) комментарий:
Блок встретил революцию восторженно и упоенно. Близкий поэту человек писал: "Он ходил молодой, веселый, бодрый, с сияющими глазами". В числе очень немногих тогда представителей художественной и научной интеллигенции поэт сразу же заявил о своей готовности сотрудничать с большевиками, с молодой Советской властью. Отвечая на анкету одной из буржуазных газет "Может ли интеллигенция работать с большевиками?", он, единственный из участников анкеты, ответил: "Может и обязана". Когда буквально через несколько дней после октябрьского переворота ВЦИК, только что созданный на Втором съезде Советов, пригласил в Смольный петроградских писателей, художников, театральных деятелей, на призыв откликнулось всего несколько человек, и среди них был Александр Блок.
В пламенной статье "Интеллигенция и Революция", написанной вскоре после Октября, Блок восклицал: "Что же задумано? Переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым, чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью... Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию".
Сам он весь обратился в слух — и обрел в музыке Октябрьской революции источник нового вдохновения. В январе 1918 года он создал поэму "Двенадцать". Закончив ее, он, обычно беспощадно строгий к себе, записал в дневнике: "Сегодня я — гений".
В "Двенадцати" Блок с величайшей страстью и громадным мастерством запечатлел открывшийся ему в романтических метелях и пожарах образ новой, свободной, революционной родины. Верный своим исконным представлениям о "России-буре", поэт понял и принял революцию как стихийный, неудержимый "мировой пожар", в очистительном огне которого должен испепелиться весь старый мир без остатка.
Такое понимание Октябрьской революции обусловило как сильные, так и слабые стороны поэмы "Двенадцать". В ней гениально передана оглушившая поэта музыка крушения старого мира. Разумное же, созидательное, творческое начало пролетарской революции, реальное содержание ее социалистической программы не получили в поэме достаточно полного и ясного отражения.
Поистине великолепен найденный Блоком сильный, смелый, свежий образ рухнувшего мира:
Стоит буржуй, как пес голодный.
Стоит безмолвный, как вопрос.
И старый мир, как пес безродный.
Стоит за ним, поджавши хвост.
Замечателен сжатостью и энергией своего выражения провозглашенный Блоком чеканный лозунг (сразу же попавший на плакаты):
Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!
Но в героях поэмы — двенадцати красногвардейцах, вышедших на смертный бой во имя революции, — как они изображены Блоком, больше от анархической вольницы (тоже принимавшей участие в октябрьских событиях), нежели от авангарда рабочего класса, который под руководством партии большевиков обеспечил победу пролетарской революции. Однако из этого не следует делать вывод, что Блок чего-то недопонял или недоглядел. У него был свой замысел: показать, как вырвавшаяся на простор народная "буйная воля" обретает в революции путь и цель.
Доверив "двенадцати" дело исторического возмездия над старым миром, Блок ни в малейшей мере не хотел взять под сомнение искренность и силу революционного порыва своих буйных героев. Вопреки темным и слепым страстям, которые гнездятся в этих людях как наследие рабского прошлого (в этом смысл эпизода с убийством Петрухой Кати), героика революции, борьба за великую цель поднимают их на высоту нравственного и исторического подвига. Такова была мысль Блока, художественно выраженная в "Двенадцати*. Для него эти люди были героями революции, и он воздал им честь и славу — таким, какими их увидел.

Продолжение ниже
Аватар
0

05.04.2019 оставил(а) комментарий:
Ясным и убедительным для первых читателей и слушателей "Двенадцати" оказался в поэме образ Христа, возглавляющего с красным флагом в руках победный марш красногвардейцев (хотя многие идеологи коммунистов этот образ осуждали). Блок исходил при этом из собственных представлений о раннем христианстве как бунтарской силе, сокрушившей в свое время старый языческий мир. Для Блока образ Христа — олицетворение новой всемирной и всечеловеческой религии — служил символом всеобщего обновления жизни и в таком значении появился в финале "Двенадцати", знаменуя идею того нового мира, во имя которого герои поэмы творят свое историческое возмездие над силами мира старого.
Блок признавал, что впереди красногвардейцев должен был идти кто-то "другой", но не мог найти иного образа такого же масштаба в том арсенале художественно-исторических образов, которым владел. Но каковы бы ни были намерения поэта, образ Христа все же вносит известный диссонанс в упрощенную революционную музыку поэмы
Таким образом, октябрьская поэма Блока — произведение, не свободное от серьезных противоречий. Но большое искусство живет не отразившимися в нем противоречиями сознания художника, а той правдой, которую он сказал (не мог не сказать!) людям.
В "Двенадцати" главное, основное и решающее, конечно, не идеалистическое заблуждение Блока, а его ясная вера в правоту народного дела, не его ограниченное представление о реальных движущих силах и конкретных задачах пролетарской революции, а тот высокий революционно-романтический пафос, которым всецело проникнута поэма. "Вдаль идут державным шагом..." — сказано о ее героях. Именно вдаль — то есть в далекое будущее, и именно державным шагом — то есть как новые хозяева жизни. Это и есть идейный центр поэмы. А то, каким это "будущее" окажется, поэт знать не мог.
Печать бурного революционного времени лежит на стиле и языке "Двенадцати". В самих ритмах и интонациях поэмы, в напряженности и прерывистости ее стихового темпа отозвался шум крушения старого мира. Новое содержание потребовало и новой стихотворной формы, и Блок, резко изменив свою обычную творческую манеру, обратился в "Двенадцати" к народным, песенно-частушечным формам стиха, к живой, грубоватой разговорной речи петроградской улицы тех революционных дней, к языку лозунгов и прокламаций.
Александр Блок мечтал о том, что будущий его читатель ("юноша веселый") простит ему "угрюмство" и увидит в его поэзии торжество добра, света и свободы, что он сумеет почерпнуть в его стихах "о будущем" силы для жизни:
... есть ответ в моих стихах тревожных:
Их тайный жар тебе поможет жить.
Так и случилось. Как все истинно великое и прекрасное в искусстве, поэзия Блока с ее правдой, искренностью, тайным жаром и магической музыкой помогает и всегда будет помогать людям жить, любить, творить и бороться.
avatar