Главная » Вопросы » Университет » Философия

В чем состоит смысл человеческого бытия согласно Л. Н. Толстому?
В чем состоит смысл человеческого бытия согласно Л. Н. Толстому?
Категория: Философия | Добавил: Ferst (27.02.2018)
Просмотров: 142 | Ответы: 4 | Рейтинг: 5.0/1
Ответов: 4
0 Люсси
27.02.2018 оставил(а) комментарий:
Вклад Л. Н. Толстого в русскую философскую мысль опреде­ляется особенностями религиозно-этического учения о мире и че­ловеке, смысле человеческой жизни. Это учение называется тол­стовством. Центр учения Толстого о человеке — нравственность.

Л. Н. Толстой исходит из понимания личности как ʼʼинди­видуальностиʼʼ и ʼʼразумного сознанияʼʼ. Понятие ʼʼразумное со­знаниеʼʼ амбивалентно˸ оно одновременно и лично и безлично, являясь и функцией духовного ʼʼЯʼʼ личности (религиозность, нравственность), и ʼʼобщемировой безличной силойʼʼ. Этизированная антропология приводит к этизации познания˸ знание есть установленное разумом нравственное отношение к миру. Вопрос о смысле человеческой жизни должна быть получен из разума и совести, но не из научных исследований. И наоборот, ʼʼсущность всякой религии состоит только в ответе на вопрос˸ зачем я живу и какое мое отношение к окружающему меня бесконечному миру?ʼʼ. По мнению Толстого, наука не может дать смысл человеческому бытию, поскольку предлагаемый ею образ жизни не выходит за пределы благополучия, лишен нравственного содержания. Не в компетенции науки и мета­физики дать ответы на вопрос о смысле жизни; на этот вопрос может ответить только религиозная наука. Эта подлинная нау­ка должна исходить из тех основ, которые выработаны ʼʼмудре­цами и учителями жизниʼʼ — Лао-цзы, Конфуцием, Сократом.

Смерть и жестокость жизни не оправдывалась идеей хри­стианского воскрешения из мертвых, и Толстой увидел смысл жизни в самой жизни, но не в существовании тела и ᴇᴦο вы­живании, а в духовном обретении свободы. Да, человек — пес­чинка на берегу океана вечности, но от этой песчинки могут зависеть другие судьбы, в случае если только человек не собирается жить для самого себя. Разумно понятый смысл жизни — это усилие творения добра не в будущем, а в настоящем. Преодо­ление конечности бытия человек начинает с отречения от жи­вотной, низкой природы и осознания причастности божествен­ной природе, что постепенно наставляет ᴇᴦο на путь служению благу мира, на чувство великого сострадания и всепрощающей любви ко всему сущему. Этические смыслы человекостроения реализуются как любовь, непротивление, простота, поиск доб­ра. ʼʼБог есть любовьʼʼ,— значит, и философия человека не мо­жет не быть этикой любви. Экзистенциально-этическая макси­ма Толстого˸ ʼʼЖить — значит любитьʼʼ. Религия любви несо­вместима с насилием, убийством. Для улучшения общества, по мнению Толстого, использованы многие средства, но не ис­пользовано одно, которое могло бы сделать человека свобод­ным,— это непротивление злу насилием, неучастие в делах го­сударства, пассивное сопротивление. Таким образом, условие делания добра предполагает отчуждение от государства, само­изоляцию ʼʼчестных людейʼʼ в ненасильственные сообщества.

В решении проблемы религиозного смысла бытия воззрения Толстого расходятся с церковной апологетикой, склоняясь к рациональному смыслу толкования христианских догматов. Он, например, отказался от божественности Христа (считал его человеком), христианских чудес и Страшного суда, воскрешения из мертвых. Отсюда радикальная программа Толстого по «очищению религии Христа», жесткая критика церковного христианства. Антиклерикализм Толстого церковь оценила: Толстой был предан анафеме. Ревизию христианства и сведение евангельского учения к рационально выстроенной моральной доктрине с основанием в фундаментальном принципе непротивления злу не приняли многие русские философы (К. Н. Леонтьев, Вл. С. Соловьев). Тем не менее в сфере этики Толстой остался христианским мыслителем, «новая религия» которого целиком и полностью основывалась на христианской нравственности.
0 Тамми
27.02.2018 оставил(а) комментарий:
Огромная личность Л.Н. Толстого до сих пор не изучена исчерпывающим образом. Гениальный писатель и глубокий мыслитель, он занимает важное место в русской философии второй половины XIX века. В центре его религиозно-философских исканий стоят вопросы понимания Бога, смысла жизни, соотношения добра и зла, свободы и нравственного совершенствования человека. Он выступил с критикой официального богословия, церковной догматики, стремился обосновать необходимость общественного переустройства на принципах взаимопонимания и взаимной любви людей и непротивления злу насилием.

Факт огромного влияния литературного творчества Толстого на русскую и мировую культуру совершенно бесспорен. Идеи же писателя вызывали и вызывают гораздо более неоднозначные оценки. Они также были восприняты как в России (в философском плане, например, Н.Н. Страховым, в религиозном - стали основой "толстовства" как религиозного течения), так и в мире (в частности, очень серьезный отклик проповедь Толстого нашла у крупнейших деятелей индийского национально-освободительного движения).

О прочитанном Толстой судил всегда совершенно самостоятельно. Авторитеты, равно как и предубеждения, не существовали для него. Он мог резко отозваться о Шекспире и Достоевском и вознести до небес русского крестьянина-писателя Сергея Терентьевича Семенова, у которого ему особенно нравился богатый и сочный народный язык. Случалось ему и ошибаться. И все же, надо отдать Толстому справедливость: это только благодаря его наведению, познакомилось русское общество впервые с целым рядом выдающихся иностранных писателей и мыслителей, как, например, Вильгельм фон-Поленц, Амиель, Эмерсон, Хелъчицкий и др. В литературе его привлекали правдивость, жизненность, простота, богатый и выразительный народный язык. Реалистичный метод, в литературе Толстой считал наиболее плодотворным. К декадентству относился резко отрицательно, считая его продуктом буржуазной среды, утратившей связь с народом. Писать он хотел не для привилегированных классов, а для всего народа.

Толстой обращается к философии, читает древних мудрецов. Но, конечно, читает очень избирательно. Он ищет то, что ему нужно, и находит. Он открывает Библию, и открывает, конечно, на Екклесиасте, где сказано, что нет пользы человеку, который трудится под солнцем, род приходит и род уходит, а земля пребывает вовеки, и ветер кружится и возвращается на свое место, все реки текут в море, и море не переполняется. И все суета сует и погоня за ветром. Он открывает писания индийцев и слышит слова Будды, что все распадается: все то, что состоит из чего-то, разлагается. Мир проносится как мираж. Он обращается к новейшей философии, то есть к философии его столетия, и, конечно, открывает Артура Шопенгауэра - самого талантливого, гениального писателя, абсолютного пессимиста, который в своих блестяще написанных книгах утверждает, что мир - это мусор и что чем скорее он кончится, тем лучше. И Толстой ограждает себя этой пессимистической философией.
0 Тамми
27.02.2018 оставил(а) комментарий:
«То, в области опытной, я говорил себе: "Все развивается, дифференцируется, идет к усложнению и усовершенствованию, и есть законы, руководящие этим ходом. Ты - часть целого. Познав, насколько возможно, целое и познав закон развития, ты познаешь и свое место в этом целом, и самого себя". Как ни совестно мне признаться, но было время, когда я как будто удовлетворялся этим. Это было то самое время, когда я сам усложнялся и развивался. Мускулы мои росли и укреплялись, память обогащалась, способность мышления и понимания увеличивалась, я рос и развивался, и, чувствуя в себе этот рост, мне естественно было думать, что это-то и есть закон всего мира, в котором я найду разрешение и вопросов моей жизни. Но пришло время, когда рост во мне прекратился. Я почувствовал, что не развиваюсь, а ссыхаюсь, мускулы мои слабеют, зубы падают, и я увидал, что этот закон не только ничего мне не объясняет, но что и закона такого никогда не было и не могло быть. А что я принял за закон то, что нашел в себе в известную пору жизни. Я строже отнесся к определению этого закона; и мне ясно стало, что законов бесконечного развития не может быть; ясно стало, что сказать: в бесконечном пространстве и времени все развивается, совершенствуется, усложняется, дифференцируется, - это значит, ничего не сказать. Все это - слова без значения, ибо в бесконечном нет ни сложного, ни простого, ни переда, ни зада, ни лучше, ни хуже.»

Жизнь воспринимается Толстым как бы в двойственном ракурсе - жизнь в цивилизации и первичная жизнь в самой жизни. Он целиком на стороне первичной жизни, ее "природы", стихийной силы и правды, которые представляются ему божественными. Правда непосредственной жизни, по его мнению, не имеет ничего общего с сознательными и разумными нормами правды, которые установлены цивилизацией. Поэтому Толстой выступает против попыток искусственной и насильственной организации жизни по разуму, сознанию и нормам цивилизации.

В соответствии с пониманием сущности жизни Толстой рассматривает проблему человека и смысла его жизни. По его мнению, в каждом человеке раскрывается особое, лишь ему одному присущее отношение к миру. Это и образует индивидуальность человека, его, по выражению Толстого, "животную личность". Люди привыкли к иллюзии своей особенности, отделенности от мира. Но это осознание своей отдельности вызвано лишь фактом их телесной отдельности. Сама же сфера телесности с ее множественностью и делимостью является бытием временным, призрачным, нереальным проявлением чего-то не временного и непространственного.

Смысл, ценность жизни, по мнению Толстого, составляет любовь как источник нравственной связи человека с миром и окружающими его людьми. Причем любовь трактуется им как этический принцип, как бережное и благородное отношение человека к своему бытию, которое является даром высшей, божественной любви. И сама жизнь, бытие, являются, поэтому благом, определяющим суть и глубину человеческого существования. Однако, считает Толстой, человек должен осознавать, что дар его личностного бытия дан ему вместе с другими, что благодарная любовь за свое бытие переживается им как любовь и к другим людям, как "всеединство". Оно доступно только тем, кто не оторван от жизни всех остальных людей, которые своим повседневным трудом и своим постоянным общением оберегают дарованное всем людям благо: бытие человечества, жизнь.

Поэтому и смысл жизни человеку открывается лишь тогда, когда он осознает свою божественную сущность, поймет, что его действительное Я есть частица Бога. И понимание этого, считает Толстой, избавляет человека от тягостного душевного состояния, которое он неизбежно ощущает из-за незнания истины о смысле жизни. Эту истину, подчеркивает Толстой, открыл людям Христос, и она едина для всего человечества. Поэтому нужно соединиться всем. Необходимо научить всех людей установить Царство Божие на земле, торжество всеобщего блаженства, имеющего нравственную основу. Понять суть этого Царства может каждый, ибо оно есть внутри каждого. Царство - это есть тот Дух, который дает начало всему и открывает возможность всеобщего блаженства. Путь к нему доступен всем. Нужно лишь познать пять основных заповедей Христа, проникнуться ими.
0 Тамми
27.02.2018 оставил(а) комментарий:
Л.Н. Толстой исходит из понимания личности как «индивидуальности» и «разумного сознания». Понятие «разумное сознание» амбивалентно: оно одновременно и лично и безлично, являясь и функцией духовного. Вопрос о смысле человеческой жизни может быть получен из разума и совести, но не из научных исследований. По мнению Толстого. Наука не может дать смысл человеческому бытию, поскольку предлагаемый ею образ жизни не выходит за пределы благополучия, лишен нравственного содержания.

Смерть и жестокость жизни не оправдывалась идеей христианского воскрешения из мертвых, и Толстой увидел смысл жизни в самой жизни, но не в существовании тела и его выживания, а в духовном обретении свободы. Разумно понятий смысл жизни - это усилие творений добра не в будущем, а в настоящем. Этические смыслы человекостроения реализуются как любовь, непротивление, простота, поиск добра. «Бог есть любовь»- значит, и философия человека не может быть этикой любви. Для улучшения общества, по мнению Толстого, использованы многие средства, но не использовано одно, которое могло бы сделать человека свободным, это непротивление злу насилием, неучастие в делах государства, пассивное сопротивление.

С точки зрения русского писателя и мыслителя Л.Н. Толстого, драматизм человеческого бытия состоит в противоречии между неотвратимостью смерти и присущей человеку жаждой бессмертия. Воплощением этого противоречия является вопрос о смысле жизни - вопрос, который можно выразить так: “Есть ли в моей жизни такой смысл, который не уничтожался бы неизбежно предстоящей мне смертью?”. Толстой считает, что жизнь человека наполняется смыслом в той мере, в какой он подчиняет ее исполнению воли Бога, а воля Бога дана нам как закон любви, противостоящий закону насилия. Закон любви полней и точней всего развернут в заповедях Христа. Чтобы спасти себя, свою душу, чтобы придать жизни смысл человек должен перестать делать зло, совершать насилие, перестать раз и навсегда и, прежде всего тогда, когда он сам становится объектом зла и насилия. Не отвечать злом на зло, не противиться злу насилием - такова основа жизнеучения Льва Николаевича Толстого.

Толстой не был ни педантом, ни сектантом, и в этом отношении выгодно отличался от многих своих последователей. Отношение его к каждому положению, к каждому собеседнику всегда было новое, неожиданное, не казенно-«толстовское».

Все дела, которые совершает человек, можно разделить на три разряда: одни такие, которые мы делаем, не спрашивая себя о них, хороши ли они, дурны, делаем их, не замечая их. Другие такие дела, которые мы, как говорит апостол Павел, считаем дурными, но все-таки делаем. И третьи такие дела, которые мы желаем делать и всегда делаем или не желаем делать и никогда не делаем. Первый разряд дел это те, которые еще не подпали под суд нашей совести, но из которых, по мере движения нашей жизни, все больше и больше дел подпадает под суд, и переходят во второй разряд. Третий разряд дел это те, которые уже прошли, суд нашей совести стали достоянием нашей нравственной природы, это наше единственное и неотъемлемое богатство, приобретаемое жизнью (это то, что прежде могу подраться, напиться, блудить и т.п., теперь не то что не хочу, но уже не могу). Так что первый разряд это материал для переработки жизнью; третий разряд это изготовленное, совершенное жизнью, лежащее в кладовой; второй разряд это то, что теперь на верстаке, что работается.

И как удивительно счастливо, радостно положение людей: хочешь, не хочешь, в жизни перерабатывается тот третий разряд. Так вот понимать это и сознавать, какие дела принадлежат к какому разряду, и все внимание напрягать на второй разряд - это поможет борьбе".

В чем же смысл нашего существования? Вопрос этот надо ставить перед собой. У нас пытались его заглушать. Два-три поколения пронзительными фанфарами заглушали эти вечные вопросы. Но едва только эти фанфары перестали визжать так громко, как вопрос этот встает снова перед каждым. Зачем и почему? Потомки? Они тоже смертны. Будущее? Совершенно неизвестно, для кого оно. И потом, чем оно лучше настоящего? Зачем все это? Итак, на гребне успеха, в том периоде жизни и в том состоянии, которое древние греки называли «акмэ», то есть высший расцвет, цветение человеческого бытия, сравнительно молодой, не какой-нибудь чахленький, а здоровый человек, который скакал на коне, любил физическую работу, каждый день ходил, путешествовал, человек, охвативший всю культуру (ведь он говорил по-немецки так, что даже немцы не догадывались, что это иностранец); казалось, этот человек все имеет! И вдруг оказывается - ничего. Все лопнуло как мыльный пузырь. И жизнь остановилась, он сказал: «И я умер». И величайшая заслуга мыслителя, философа Толстого, что он поставил этот трагический вопрос перед нами во всей его остроте: к чему всё?
avatar