Главная » Вопросы » Университет » Философия

Почему постмодернисты объявили «конец истории»?
Почему постмодернисты объявили «конец истории»?
Категория: Философия | Добавил: Ferst (26.02.2018)
Просмотров: 153 | Ответы: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Ответов: 2
0 Люсси
26.02.2018 оставил(а) комментарий:
Социальной онтологией постмодернизма является постин­дустриальное или информационное общество. Содержательная сторона постмодернистских взглядов обусловлена культурной атмосферой конца XX в., хорошо выраженной творчеством С. Хантингтона и Ф. Фукуямы. Диалогизм, культурная полифоничность, плюрализм и либерализм современного западного общества создали предпосылки для выработки радикальной по отношению к проекту модерн методологии понимания исто­рии и общества. В рамках этой методологии сформулировано основное требование постмодернизма к истории˸ у нее нет единого основания, и потому единичное довлеет над универса­льным, всеобщим.

Историография начала XX в. основана на представлении о том, что история — это процесс закономерной смены эпох. Постмодер­низм, апеллируя к наступившей эпохе ʼʼгиперконформизмаʼʼ, унич­тожает все законы, принципы и априорные схемы истории. На их месте оказывается ʼʼобщество спектакляʼʼ; ткань истории, как и со­циальные связи, наполняются языковыми играми, ʼʼолитератури­ваяʼʼ историю. История предстает как мягкая, несубстанциональ­ная, межструктурная реальность (время думать о прошлом, а не исследовать его) с доминированием коммуникативного фактора. Рост поверхностного уровня, нарциссизм настоящего, одновремен­ность разновременного создает ощущение ʼʼконца историиʼʼ (Фуко), ʼʼконца социальностиʼʼ (Бодрийяр). Новая эпоха ничем не обязана предыдущей и ничего не передаст последующей, поскольку основана на ʼʼрадикальной прерывностиʼʼ. В свою очередь, по­добная прерывность содержит в своем центре ʼʼличность-текстʼʼ, свободно конструирующую ритм чередования образов и архети­пов; ритм, создающий характеристики морально-этической систе­мы и в конечном итоге — структурирующий общество. В постмо­дернистском дискурсе истории, кроме ритма языка (рассказа), ни­чего более содержательного нет. Важны не факты, а связи между ними; ʼʼокеанʼʼ сюжета воссоздается по одной капле воды (по лич­ности рассказчика). И, таким образом, сколько рассказчиков, столько и ʼʼисторийʼʼ. В книге французского философа Поля Вирилио ʼʼИнформационная бомба. Стратегия обманаʼʼ (М, 2002) утверждается, что ʼʼтехнонаука, становясь технокультурой, уже не ускоряет Историю, а порождает лишенное всякого правдоподобия головокружительное ускорение реальностиʼʼ. История и реальность разъединяются, история растворяется в информационных потоках, бесконечно плюрализуясь в отражениях виртуальной реальности.

Прогресс объявлен постмодернизмом рутинои̌, а вера в него — ʼʼместечковойʼʼ и европоцентристской. Постмодернизм критикует прогресс за техногенность, эмансипацию — за совме­щение индивидуальной свободы и общественного порядка, де­мократию — за императив совести. Вместо привычных ценно­стей постмодернизм создает поверхностную, горизонтальную модель общества, свободную от утопий будущего и мифов про­шлого и ориентированную на технологии права и компромисса.
0 Люсси
26.02.2018 оставил(а) комментарий:
Хаотизация истории в постмодернистской литературе не могла не отразиться на представлениях о современном обществе и его перспективах. Социатьная доктрина постмодернизма основана на следующих тезисах:

а) общество являет собой не кинофильм, а «моментальный снимок»; противостоит «сфере принципиальной координации» (целостности);

б) в обществе, где возможны проекты и проектирование, отсутствует, по сути, целеполагание; общество теряет интерес не только к высоким, но и к скромным целям, наступает «гипертрофия средств и атрофия целей» (П. Рикер);

в) общество утратило системность и целостность; репродуктивный порядок сменил продуктивный,

г) в информационном обществе изменилась сущность социализации: девиации (отклонения) важнее, чем классическая «спокойная» социальность. Отсюда постоянный акцент на маргинальное (М. Фуко), на «черных дырах» социальности — аморфных деструктурированных массах (Ж Бодрийяр), на философии повседневности.

Постмодернизм демонстрирует радикализм по отношению к социальной ор1анизации и ее неприятие, отрицание возможностей личности быть ответственной за свои действия, ее неспособность противостоять могуществу надличностных структур. Поэтому основной лейтмотив — освобождение от гнета власти, традиционных ценностных регулятивов, привычных норм, правил и социальных зависимостей. Такое новое самоощущение индивида в обществе требует и новых этических ориентиров, и они находятся. Так, например, М. Фуко создает ситуационную этику — «этику контекста». Этическая регуляция выражается в желании бросить вызов «любому злоупотреблению властью, «кто бы ни был его автором, кто бы ни был его жертвой». Социальное измерение человечности — это не глобальные нравственные нормы, а интерпретации власти, конституции, их изменение и практическая реализация. Следует предлагать не утопию, а правила интерпретации законов, управления.

Постмодернистский уровень потребления выступает критерием деления на социальные слои. Это общество всеобщего конформизма и компромисса. Социальная парадигма постмодернизма либеральный плюрализм, означающий переход от эпохи «индивидуалистического атомизма» к «плюралистическому молекуляризму». Особое значение имеют здесь рост толерантности, демассификация, значимость «единицы» (отдельного человека), его права и свободы. Либеральные свободы, отказ от политизированности, уникальность человека — те акценты, которые делают постмодернизм привлекательным для интеллектуалов.
avatar