Сб, 19.08.2017, 14:26:20
Приветствую Вас Гость
Последние сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 3 из 3«123
Форум » Досуг » Стихи » Борис Ручьёв
Борис Ручьёв
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 00:55:20 | Сообщение № 41
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Проводы Валентины

Сборник «Соловьиная пора»


Вдоль березовой долины,
под прикрытием зари,
дует ветер с Украины
паровозу в фонари.

Дует ветер-западок,
ковылинки валит с ног,
а дежурный по вокзалу
на разлуку бьет звонок.

— Всё, — скажу я, — Валентина!..
Чемоданы положу.
— Ты, — скажу я, — Валентина,
поцелуй меня! — скажу.

Ты глаза закроешь вдруг,
плащ свой выронишь из рук,
ты увидишь, как далеко
отчий город Кременчуг...
Подойдешь к родному дому
на гранитном на яру,
поклонись ты голубому
соловьиному Днепру.
От разлуки бед не ведай,
каждый вечер над водой
вишню спелую проведай,
про зозулю песни пой.
Привези ты мне в подарок
сок вишневый на губах,
голубые шаровары,
пару вышитых рубах.
А еще, за ради жизни,
привези ты мне живьем
черноглазых, темно-сизых
соловьиху с соловьем.

И поведай ты подругам
в самый полдень на Днепре,
как страдали мы по югу
ежегодно в декабре.
Как ходили в поздних росах
со строительства вдвоем,
вырезали на березах
имя длинное твое.
Как любовь свою справляли
в перелете всех ветров,
на холодных камнях спали,
целовались у костров.
В полуночный тихий час
снились нам с тобой не раз —
трели песен соловьиных,
соловьиный черный глаз...
Так что ты, за ради жизни,
привези-ка мне живьем
черноглазых, темно-сизых
соловьиху с соловьем.

Стану птицам в час восходов
тихим свистом отвечать,
сочиненья птицеводов
вечерами изучать.
Обнесу заречный сад
кругом крашеных оград,
рассажу по тонким веткам,
будто пьяных, соловьят.
Сад завьется, заплетется,
через тридцать пять годов —
сколько листьев встрепенется,
столько свистнет соловьев!
Зоопарку — не отдам,
на базаре — не продам,
раздарю я птичьи стаи
по окрестным городам.
И засвищут, сна не зная,
вплоть до утренней поры
соловьихи — с Таганая,
соловьи — с Магнит-горы.
Стану старым и беззубым,
буду бороду носить,
буду в праздники по клубам
речи так произносить:
— Дорогие, вам известно,
прославляя горный люд,
на Урале — повсеместно —
соловьи мои поют!
Я растил их между прочим,
я взрастил их без числа,
состоя всю жизнь рабочим
огневого ремесла.
На реке вознес плотину,
город строил, сталь варил,
украинку Валентину
до скончания любил.

Потому, за ради жизни,
привези ты мне живьем
черноглазых, темно-сизых
соловьиху с соловьем.

1936
Ответить



ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 00:55:52 | Сообщение № 42
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Разговор бригадира бетонщиков Козлова с другом Василием Щукиным

Сборник «Вторая родина»


— Понимаю. Зачем нам кряду
два часа толковать опять?
Я сказал тебе — жми как надо.
Сам не хочешь... Пора понять.
Если б не было дружбы нашей,
что в одной деревне росла,
я б наверно тебя пораньше
из бригады к чертям послал.
Ты не думай — ты не прогульщик
и не лодырь, парень — хорош...
А присмотришься этак получше,
ни черта в тебе не поймешь.
По чутью ты герой за очень.
Но припомни-ка случай в счет:
мы бетонили день рабочий
и остались на ночь еще.
Ты по жалобному разряду
(голос мягкий, не голос — шелк)
простонал, что тебя лихорадит,
и, качаясь, в барак ушел.
Мы поверили. Мы ни словом
не старались тебя задеть...
...Только это снова и снова
повторяется каждый день.
Я тебе говорил не просто:
— Брось волыниться! Ну, а ты —
понимаешь сам, не подросток, —
от бригады воротишь в тыл.
А сегодня и на работу
не пришел ты, сказав другим,
что истрепаны до подметок
в дым казенные сапоги.
Помолчи. Я скажу, что было.
А свои сапоги забыл?
Те, что вместе весною купили,
крепко слажены и грубы.
Понимаешь, ты не прогульщик,
с малолетства к труду привык,
а присмотришься так попуще,
скажешь — парень-то тыловик.
Честный... дело ведешь с охотой,
просто не за что поругать,
но не можешь переработать
без спецовки, в своих сапогах.
Мы, брат, видим тебя изрядно —
как ты думаешь, чем живешь...
План мы выполним, скажешь — ладно.
А не выполним — ладно тож!
Ну, а мы, по-другому шагая,
сами все — молодой переплав,
до последнего напрягаясь,
выполняем бригадный план.
Дня на норму бывает мало.
Нет цемента, песок крутой.
Черта-дьявола поломало,
а в бригаде опять простой.
Неспроста. Раскумекать надо —
как ни час, то опять труба.
Что ж, по-твоему, здесь порядок?
А по-нашему здесь — борьба!
Кто-то бережно днем и ночью
и за мелочь стать сумел,
кто-то радуется и хочет,
чтобы мы садились на мель.
Потому и напор наш прочен,
и объемист его охват...
Потому, работ не закончив,
не уходим мы отдыхать.
Ты подумай спокойно, гладко.
Докажи напрямик, не тая,
сможешь — нет при таком порядке
равнодушно в тылу стоять?
По-другому тогда отметим
то, чему может стать пора...
Только я говорю об этом,
ты запомни — в последний раз.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 00:56:18 | Сообщение № 43
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Ровесники получают премии

Сборник «Вторая родина»


Знатному бригадиру Магнитостроя
Егору Смертину

Мы работы черной
испробовали вдосталь,
красным словечкам —
веры ни на грош.
Словом, загрубели...
Но бывает — просто
молодость почуешь,
да и запоешь.
Так вот и случилось...
День — сплошное золото,
переправа солнца в голубом броду,
в грохоте завода и в оркестрах города
жизнь кипит, как Волга
на полом ходу.
Залежи сугробные
снеговым покровом
вытаяли, выкипели —
и земля чиста.
Вся моя бригада
снова здорова
на своих участках,
на своих постах.
Для работ и песен
высшего сорта
хватит пылу-жару,
силы и ума,
чтобы с ходу ставить
новые рекорды,
пусть о старых помнит
старая зима.
Мы держали доблесть
сердцем и зубами,
плотники-бетонщики —
фронтовой народ,
в белую метелицу,
в снеговую замять
шли неукротимо
фронтом работ.
Было не до курева,
было не до песен,
было не до баек,
было не до сна,
мы давали в смену
тысячу замесов,
ну, а норма — где-то
около ста.
За свои победы
в этакое время —
каждому по сердцу,
каждому сполна,
честную, как знамя,
новую премию
нам дают начальники,
нам дарит страна.
Это не подарочек
из милости не гордой,
это от Республики,
нашей до конца,
верное спасибо,
вечное, как орден,
выверенным, вызнанным
в крепости бойцам.
Чистым, как золото,
словом-самородом
вся моя бригада
готова отвечать:
— Выстроим и вынесем
корпуса завода
своими руками,
на своих плечах!..
Потому сегодня
музыки вдосталь,
золото и солнце...
День — хорош!
Потому сегодня —
очень просто,
молодость почуешь,
да и запоешь.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:04:57 | Сообщение № 44
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Свидание

Сборник «Соловьиная пора»


Ну что же! И раньше свидания были,
за долгие годы до нашего времени,
и каждое слово каждой любимой
пахло черемухой, пахло сиренью.
Вечерним покоем, закатной усладой,
в больших городах и в слободке любой,
в садовых аллеях, в плену палисадов
благополучно гуляла любовь.
А в городе нашем нет признаков юга,
сады не успели подняться от ног.
Но я, между прочим, ответил подруге:
— Конечно же, встретимся, сходим в кино!
Кончается лето, и серая осень
туманом распустит косые дожди.
Кончается лето... И завтра же в восемь
я буду свободен, ты только зайди!
Квартиру мою и ребенок отыщет,
напротив нее, на большом пустыре,
недавно построен огромный домище,
без крыши стоит он пока, без дверей...
Мы так и условились — лучше не надо.
И время прошло, как большая вода.
...Но как посчитаешь себя виноватым
за то, что девчонку не встретил тогда?
Она отыскала проулок знакомый,
прошла осторожно в далекий конец,
но так и не видела нужного дома,
тревожно задумавшись обо мне.
И я, как слепой, по квартире шагая,
до сумерек глаз не отвел от окна
и думал о том, что моя дорогая
такая неверная — в мире одна.
Да так бы запала на сердце обида,
чтоб первым укором сказаться потом,
но с горя я словно прозрел и увидел —
смеется в глаза мне огромный тот дом.
Он за ночь стал разом нарядней и выше, —
такому вовеки не постареть,
заря проходила железною крышей
и пала в зеркальные стекла дверей.
А сутки назад полноправно и четко
леса нависали над каждой стеной...
Я так и подумал: искала девчонка,
на дом поглядела, прошла стороной.
Но я уж зато посмеялся при встрече
на редкость, до слез, до сердечных глубин.
Конечно, не станешь оплакивать вечер
за капельку грусти, за море любви.
Прости, дорогая! Ведь смех не случаен.
Смешно до последней слезинки, когда,
мечтая о городе, не замечаем,
как быстро мы строим свои города.

1933
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:05:18 | Сообщение № 45
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Сказка о синем самолете

Сборник «Открытие мира»


Сердце, окрыленное биеньем,
сказка скоролетная моя...
Синий-синий. Крылья легче теней,
с дымчатой резьбою по краям.
Бьют часы на круглых башнях славы,
и в дыму земные округа.
Я сходил на городских заставах
и на океанских берегах.
И скажу с закрытыми глазами,
что плывут к Архангельску суда,
доспевают яблоки в Казани,
в Астрахани сохнут невода;
дятлы ходят на плотах и срубах,
руды тают в кованых печах,
и встают селения под трубы,
птичьим перелетам до плеча.

Я летел от пресных рек заката
в хвойные сибирские леса
и, познав, чем родина богата,
золотом на крыльях написал:
лист деревьев, барки, ледоколы,
самоцветы солнца и луны,
рыб хвостатых, падающий колос,
птиц летучих, певчих, водяных,
все плоды — от яблока до груши,
хлеб ржаной и радуги вина,
ленты рек, крутые гребни суши,
городов железных имена.
Я летел на гром и на знамена,
на костры, на дым, на голоса,
но друзей душевных поименно
я не мог на крыльях записать.
Не хватило золота и счета, —
и поклялся вечно знать в лицо
мудрых рыбаков и звездочетов,
вечных горновых и кузнецов.
Петь меня строители просили,
агрономы звали на совет,
пивовары пиво подносили,
солевары ставили обед,
звали капитаны в бой с прибоем,
гармонисты брали тон руки,
на волков водили зверобои,
в шахту наряжали горняки.
И велели жить легко и трезво,
чтя до смерти азбуку труда,
реки ставить, добывать железо,
стены класть в гранитных городах.
Родину не сравнивать с любимой,
а в правах гражданского родства
головой стоять неколебимо
за казну ее и торжества.

В праздники ходить в рубашках алых,
свиязь бить и стерлядь брать в глуби,
мир познать, прощаясь на вокзалах,
женщин приглянувшихся любить.
Слышать, как гудят громоотводы,
журавли спускаются в траву,
рушатся забои, солнце всходит,
сохнут росы и гудки зовут.
Я согласен. Крылья наземь бросил.
Прохожу по щебню (легкий хруст)
в знойные урочища ремесел,
в мир простых и сказочных искусств.
А когда товарищи спросили,
глянув в небеса над головой:
— Что случилось с самолетом синим?..
Я ответил: — С сердцем? Ничего!..

1934
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:05:41 | Сообщение № 46
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Слово второй годовщины

Сборник «Стихи разных лет»


1

Эпоха грохочет
Развернутым строем
Гудками заводов,
Лесами построек.
Пожарами плавок встают вечера,
Конвейером грохают полдни,
И песни, которые пелись вчера,
Другими побиты сегодня.
Мы юность эпохи несем на плечах
И так вырастаем в рабочем просторе,
Что просится каждый обыденный час
На красную доску истории.

2

Рассвет идет
С нагорных горизонтов,
Высокогрудных, каменных, крутых,
Рассвет идет
В разгаре трудофронта
Думпкарами раздробленной руды.
Чтоб домны
В беспростоечном разгоне,
Проектные наметки перегнав,
Стране давали
Встречным эшелоном
Проверенные тонны чугуна.
Борьба идет
Неудержимо, круто
За каждый шаг,
За каждый час и день,
За качество
Истраченной минуты,
За качество
Металла и людей.
И все товарищи
По слаженной работе
По-новому взялись
Историю создать.
На всех ответственных
Больших постах завода
Стоят водителями
Лучшего труда.
Цеха вырастают упрямей, стройней
Героикой песен, героикой дней,
Шеренги героев рождая в стране,
Путем большевистских разведок.
И это ложится в газетной строке,
Хорошею песней родится в строке,
Великою славой грохочет в строке,
Историей верной победы,
Которая, вся
Рассказавшись в заметке,
Газетным листом
Отправляясь в поход,
Организаторам пятилетки
Себя умножает
В процентах работ.

3

Сегодня
Газетой, окрепшей в борьбе,
Пусть строки пройдут
Юбилейным парадом,
Живою историей
Наших побед,
Побед комсомольских отрядов,
Чтоб завтра
Дорогою третьего года
Ударнее биться
В ударное время
За комсомольскую
Мощность завода.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:06:04 | Сообщение № 47
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Слово мастеру Джемсу

Сборник «Вторая родина»


Мастер Джемс, по-своему речистый,
в отдых мне беседа — сущий дар.
Ты у нас слывешь специалистом,
ну, а я — пока что кочегар...
Третья смена примет экскаватор,
и тогда, предчувствуя покой,
здесь присядь, чуть-чуть сутуловатый,
угости душистым табаком.
После дня рабочего напора,
просто так, по должности — вдвоем
этаким толковым разговором,
отдыхая, душу отведем.
Плохо, что в беседе перебои,
хоть крепка в пожатиях рука,
каждый день, работая с тобою,
говорим на разных языках.
А причина этому простая:
только два годочка отступя,
я, по роду-племени крестьянин,
коней пас по троицким степям.
Стройка мне не обошлася даром,
и, подумав прожитому вслед,
путь от пастуха до кочегара
называю первой из побед.
Помолчи же, выслушай, как надо,
я по-русски здорово речист...
Знаю — ты пришел из Колорадо,
сам пришел, как верный коммунист.
Знаешь ты походы безработных,
полицейских тюрем тесноту,
и сейчас в работах и заботах
ты — на самом боевом посту.
И теперь на честном коммунисте,
на тебе, как давняя печать,
только и осталось званье — мистер,
сказанное чаще невзначай.
Прошлое осталось для расплаты,
и, его ничуть не позабыв,
ты да я, да друг наш экскаватор
стали точкой мировой борьбы.
Сколько их? Никто не сосчитает
малых точек на большой Земле, —
в Англии, в Америке, в Китае,
в дальних странах, неизвестных мне.
И моих товарищей по росту
по ночам, на зорьке, до гудков
мучает бессонница не просто
у машин, моторов и станков.
Да и мне покамест нет покоя,
дни коротки, ноченьки долги, —
снится мне железо под рукою,
бьют меня по пальцам рычаги.
И прошу, товарищ, а не мистер,
согласись, товарищ, в час любой
обучать меня «на машиниста»,
чтобы стал я наравне с тобой.
Не беда, что говорим мы розно,
переводчик наш поет в груди, —
человек я малый, но серьезный, —
ты за мною сердцем последи.

.........

Сумерки окутывают плечи,
самокрутки выкинуть пора...
Мастер Джемс, прощаясь в этот вечер,
руку жал приветливей и крепче,
чем в другие дни и вечера.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:06:26 | Сообщение № 48
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Снова песня про сыву зозулю...

Сборник «Соловьиная пора»


Снова песня про сыву зозулю
запевается в наших краях...
Небеса над зарею заснули,
и тоскует коханка моя.

Я не смел упрекать и браниться,
ни грустить, ни смеяться не смог —
опустила сухие ресницы,
голубой закусила платок.

Только каждый зачем-то поверил
в то, что, чудом пустившись в полет,
в нашей комнате сказкой вечерней
Украина минутку живет:

с подоконников — ветер медовый,
потолком колыхается гай,
золотою днепровской водою
ударяет закат в берега...

И, минуя края дорогие,
по тоннелям, по грому мостов,
по дорогам России на Киев
много скорых летит поездов.

Ты готова в полет, вырастая,
птицей грустной над песней паря,
полететь за последним составом,
за летучим огнем фонаря,

чтобы родина встретила лаской,
приказав голосами садов:
век люби мои были и сказки,
по обрывам ходи за водой!

Отпущу. Да не слажу с собою.
И, почувствовав силу свою,
как последнею, первой любовью
крылья срежу и сердце скую.

От степей, запаленных кострами,
от Магнитной горы никогда
не поедем в далекие страны
голубые искать города.

По России — от стойбищ оленьих
до Карпатских и Брянских лесов —
небывалое землетрясенье
начинается с наших высот.

Я когда-нибудь вспомню, старея,
расскажу, как смеялся и пел
в котловане восьмой батареи
на холодной подземной тропе.

Ты спокойно стоишь над закатом.
Всходят звезды. И гром над тобой.
И летят по земле эстакады,
осыпаются скалы в забой.

И не спит и волнуется город,
разметавшийся в камнях и мгле
на каленном жарою просторе,
на размытой дождями земле...

А когда высоко и богато
в третий раз зацветут тополя,
на последнем полете заката
зорний город увидит земля.

От волненья пройдусь и устану,
оглянусь, не увижу следов.
И под звезды взорвутся фонтаны,
и над звездами крыш и садов.

Справим пир до полуночи поздней
и отправим пятьсот телеграмм,
чтобы знали про нас и про звезды
города, незнакомые нам.

Вспомним тучи. Как жили под ними,
как любили и славили юг.
И стаканы спокойно поднимем
за великую силу свою.

Ты стоишь. Нет огня у заката.
Только полночь и тьма над тобой.
Незаметно летят эстакады,
глухо падают камни в забой.

Поздно. Спой на спокойствие улиц,
как в далеких днепровских гаях
закувала та сыва зозуля
в тоскованье о наших краях.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:06:51 | Сообщение № 49
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Стихи о далеких битвах

Сборник «Стихи разных лет»


1

За счастье и за мир родного края
и мне пора бы с братьями в строю,
оружие в руках своих сжимая,
с врагом заклятым встретиться в бою.
...Но далеко колышутся знамена,
друзья мои идут в смертельный бой...
И в чутких снах долины Оймякона
отгул боев я слышу над собой.
И в нетерпенье, радостей не зная,
всё жду я, сокол, скованный кольцом, —
когда же мне страна моя родная
прикажет встать и назовет бойцом.

2

В неистовых болях, в несносной тоске,
и днем мне и ночью не спится,
дышу я, как рыба на жарком песке,
на койке полярной больницы.

И вижу вдали — в полумгле голубой
над родиной тучи, на родине бой.

В огне золотые мои города,
поля мои дымом повиты,
от тихого Дона до невского льда
в громах не кончаются битвы.

И снова в атаку, штыками грозя,
червонные звезды проносят друзья.

Родные, с кем рос я, работал и жил,
заводы и станции строя,
с кем русых, веселых девчонок любил,
смеясь и страдая порою.

И мнится, что я за бойцами иду,
повязки, как цепи, срывая в бреду.

Кричу я, за строем бросаясь скорей:
— Я с вами, я с вами, ребята!
Я долго бежал от полярных морей...
Я друг ваш, а стану за брата...

Святое молчанье пред битвой храня,
бойцы, улыбаясь, встречают меня.

На каске звезда горяча, горяча...
От тяжести голову кружит,
железною ношей на тонких плечах
мое огневое оружие.

От боли шатаясь, с бойцами иду,
повязки, как цепи, срывая в бреду.

3

Боюсь я, что поздно свобода придет...
Растает на реках расколотый лед,
раскроют ворота и скажут: — Иди!
И счастье и слава твои впереди...

Приду я в Россию. Утихла гроза.
Навстречу мне женка прищурит глаза:
— Здорово, соколик! Здорово, мой свет!
А где ты, соколик, шатался сто лет?
Друзья твои прямо прошли сквозь войну
и кровью своей отстояли страну.
Им вечная слава, почет без конца,
а ты, как бродяга, стоишь у крыльца...

Обижусь на женку, как сыч, загрущу,
по старым квартирам друзей поищу.
— Ни за что, ни про что попал я в беду,
откройте, ребята, я еле бреду.
В груди пересохло, и в горле печет...
Но вижу в друзьях я большой недочет.
Растут незабудки на бровках могил.
А я вас, ребята, как братьев, любил.
До синих цветов припаду головой,
а мертвые спросят: — Зачем ты живой?
Ты, видно, в боях не стоял до конца,
что сердце свое уберег от свинца?
Стучит твое сердце набатом в груди,
оставь нас, товарищ... Прощай и иди!..

Повсюду, повсюду бушует молва,
как немцев грозою разила Москва,
горел Севастополь и Киев страдал.
Шумят, вспоминая бои, города...
Гудят города день и ночь напролет,
В ожогах и ранах пирует народ.
Отставив винтовки, надев ордена,
бойцы отдыхают за чаркой вина.
Мне скажут: — Куда ты идешь, нелюдим?
Садись-ка за стол, посидим — подымим.
Ты выпей вина да похвастай, где был,
незваных гостей по-хозяйски ли бил?
Иль с неба, иль с тылу, иль запросто в лоб
заморскую сволочь вгонял ты во гроб?..

...Мне пир как похмелье, минута что год,
и хлеб словно камень, и хмель не берет...
И думать нельзя, и не думать нельзя...
Прости меня, женка, простите, друзья!
У дальнего моря я долю кляну,
что в горькой разлуке живу я в войну,
что в первой цепи не шагаю в бою
и люди не знают про доблесть мою.

1942
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:07:14 | Сообщение № 50
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Стихи о первой любви

Сборник «Соловьиная пора»


Александра Соловьева,
ты ли все четыре дня
в платье шелку голубого
наряжалась для меня?
Из-за ясных глаз, родная, —
по такой в ночном бреду
вечно юноши страдают
на семнадцатом году.
Встанешь с правой стороны —
мне и ноги не верны.
Склонишь голову к плечу —
я от страха замолчу.
И шагаю, как в метели,
радость в сердце затая,
Александра, неужели,
Александра,- ты моя?..
Фонари горят — не вижу,
поезда гремят — не слышу,
грудь подставлю хоть ножу
и ни слова не скажу.

Я считал себя ученым,
кое-как науки знал,
подрастающих девчонок
вечерами провожал.
Первым басом песни пел,
целоваться не умел.
Не нашел я в мире слова,
от какого бродит кровь, —
Александре Соловьевой
описать свою любовь.
Не ответил, как хотел,
ей в глаза не поглядел.
Говорил про легкий воздух,
про медовый лунный свет,
о больших и малых звездах,
о скитаниях планет.
Грел на сердце, не таю,
думку тайную мою —
думал: ахнет Александра,
Александру удивлю,
думал, скажет Александра:
«Я за то тебя люблю!»
Александра Соловьева,
где ты видела такого?
Подымал я к звездам руки,
спотыкаясь о кусты,
познавала ты науки
и в глаза глядела ты.
На четвертый вечер вдруг
отказалась от наук...

Сел я, горький и суровый,
папиросу закурил.
Александре Соловьевой
ничего не говорил.
Час — ни слова, два — ни слова,
только дым над головой.
Александра Соловьева,
ты ли мучилась со мной?
Ты ли кудри завивала,
чтобы я их развивал,
ты ли губы раскрывала,
чтобы я их закрывал?
Ты ли кудри расчесала,
робость подлую кляня,
ты ли губы искусала
от досады на меня?..

Над зарей фонарь горит,
Александра говорит:
Ах, как холодно в саду,
ноги стынут, как на льду,
за науки вам спасибо,
а домой — сама дойду!..
Я сидел как равнодушный
и ответил как в бреду,
что, напротив, очень душно
в этом пламенном саду.,.
Длинной бровью повела,
руку в руку подала,
Александра Соловьева
повернулась и ушла.

1935-1936
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:09:29 | Сообщение № 51
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Стихи о первой родине

Сборник «Вторая родина»


1

Целый брод обычнейшей волынки.
Отпускная... Станция... И вновь
будет все готово без .запинки,
до прощальных и обычных слов.
Предпоследней отправной заботой
путь к вокзалу и далек, и сух.
Все ребята будут на работе,
попрощаться не с кем, недосуг.
Поезд быстр, гремуч и непокорен,
и когда заря хранит запал,
город отступает за предгорья,
чтобы через месяц выступать.
Двое суток под вагонной крышей...
И выплывет вовремя, наконец,
теплое курганское затишье,
трактовой запевки бубенец.
Степь лежит ровна, как на тетрадке,
по низовьям рыбная вода.
И хорошим окончаньем тракта
сосны закачаются тогда.

Девки, погремите
канителью песен,
старые знакомки,
молодой ровняк,
чтобы здесь звенело,
грохало за лесом!
Или позабыли
прежнего меня?
Парни приветствие
за руку отметят,
протолкуют бережно
до вечерних рос,
может, молча требуя
долгом беседы
самых первосортных
белых папирос.
Росница вечерняя,
прозрачная пороша
свежестью сливается
в улицы, и вот
наши запевки
неводом хорошим
вечер и деревню
взяли в обход.

2

Зарей самобытен и вечен,
хозяин бесед и огней —
плывет замечательный вечер
по родине первой моей.
На лицах отсвет его розов.
В дому, где живет родня,
проходит собранье колхоза
со срочной повесткою дня.
Раздумье пока колосится,
осматриваюсь вокруг:
родные и прежние лица
знакомых, друзей и подруг.
В «речугах», словах «по вопросу»
заботой, незримо тугой,
встает напряженье покоса
подсчетом копен и стогов.
— Дела, — говорит председатель, —
приходится круто решать,
сенов еще много не взято,
а тут поднапер урожай.
Судили, рядили, решали,
какой оборот приискать,
и дума одна и большая
у каждого билась в висках.
Сижу здесь не без почета,
все кажется ново, свежо,
но чувствую: в заводь заботы
я тоже со всеми вошел.
Пока этот узел здоровый
никто не сумел развязать,
я тихо беру себе слово,
чтоб многое рассказать.

Я свое словечко сказанул не просто —
так, мол, и этак, и начистоту
рассказал историю заводского роста,
знавшую немало суховеев, стуж.
Как родятся первые корпуса завода,
железобетонные от самой земли,
как в работе брали мы высшие рекорды,
крепкие атаки отчаянно вели.
Так вот до полуночи
все и просидели,
порешив назавтра
штурмом бригад
во что бы то ни стало
до конца недели
скошенное сено
заметать в стога.

3

Не до смеха, не до запевок,
бродит горечью суховей.
Сено справа и сено слева,
под рубашкой, на голове.
Запеклись сухолистьем губы,
пот соленый чернит загар,
только копны идут на убыль,
только песней растут стога.
Только мускулы жмет работа,
копны режем под корешок,
только после любого взмета
выдох падает — хо-ро-шо!
Будто вновь напряженье стройки,
небывалый атак напор,
и бригада таких же стойких
парней, крепких, как на подбор.
И до сутеми горизонта
кошениною, лугом, сплошь
наступаем хорошим фронтом
мы — разночубая молодежь.
Сходит вечер высшего сорта.
В песнях, в сердце — крутой огонь,
он и в сводке горит рекордом,
записавшим тридцать стогов...
...Так работою загораясь,
по рекордам равняя бег,
ходят будни родного края
по первопуткам больших побед.

4

Осень заплывает рваною погодою,
отпуск незаметно прошел. Пора!
Только покидаю первую родину
легче да лучше, чем в первый раз.
Самое же главное, что начало пройдено.
Расскажу товарищам лучшими из слов:
по второй равняется первая родина
на крутой дороге сегодняшних боев.
А пока, ни капли в песне не тоскуя,
выйдите, ребята, немного проводить.
Все равно когда-нибудь снова потолкуем
о делах прекрасных в нашем впереди.

1933
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:09:57 | Сообщение № 52
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Стихи первому другу — Михаилу Люгарину

Сборник «Вторая родина»


Дружба — вместе,
а табачок — врозь.
Дедова пословица

Ты о первой родине
песню начинаешь,
и зовут той песней —
крепче во сто крат —
пашни да покосы,
да вся даль родная,
да озер язевых
зорняя икра,
да девчата в шалях,
снежком припорошенных,
озими колхозной
ядреные ростки...
И не бьется в сердце
ни одна горошина
давней, доморощенной,
избяной тоски.
...Ты о нашем городе
песню запеваешь,
и зовется в песне
родиной второй,
нас с тобой на подвиг
срочно вызывая,
до последней гайки
наш Магнитострой.
Может, послабее,
может, чуть покрепче,
я пою о том же...
И — навеселе,
как родня — в обнимку,
на одном наречье
ходят наши песни
по своей земле.

Эта дружба затевалась
не на случай, не на срок,
шла по снегу и по пыли
всех исхоженных дорог.
Вместе бросили деревню
и отправились в отход,
начинали вместе строить,
строим, выстроим завод.
На одной подушке спали,
вместе пили «Зверобой»,
на работу выступали
с красным флагом — будто в бой.
Хлеб делили, соль делили,
жизнь делили, как табак,
и по графику носили
разъединственный пиджак.
Каждый праздник, как награду,
получали от страны,
то — рубахи из сатина,
то — суконные штаны.
Только вспомни, как, бывало,
первый вечер, первый год
мы певали под гармошку
без подсказок и без нот:
«Ты, гармошка, — сине море,
я — игрок на берегу...
Лет семнадцати девчоночку
себе поберегу...»
А теперь, вздохнув глубоко,
папиросу прикурив,
я скажу тебе такое,
что и прежде говорил:
«Если ты ее полюбишь,
либо дорог станешь ей, —
отойду я от девчонки,
первой радости моей.
Смех забуду, всех забуду,
тыщу раз вздохну на дню,
на замок закрою сердце, —
друга в сердце сохраню...»

Только надо так договориться,
в жар любой, в любую гололедь,
дружба не снежинка и не птица,
что по ветру может улететь.
Всё проверь, за правду не серчая,
и запомни: в жизненном строю
за твою походку отвечаю,
как и ты ответишь за мою.

Я тебя ценю не за улыбку,
что как солнце в середине дня,
даже шаг, похожий на ошибку,
отдается в сердце у меня.
Зори меркнут, тучи ходят рядом,
как свинец, становится вода...
Может, я ругаюсь злей, чем надо,
слишком хмурю брови иногда.
Кривду всю покуда не порушив,
вечной правде верная сполна,
бьется насмерть и за наши души,
слава наша — Родина-страна.
Может, не додружим, не достроим,
может, завтра, может, через час
выйдем мы с ровесниками строем,
унося винтовки на плечах.

В бой, так в бой, на битву, а не в драку,
жизнью став на самом берегу,
как шагнем мы в первую атаку,
в первый раз ударим по врагу?..
Если же отступишь перед тучей,
по руке ударишь в черный срок
и уйдешь, ничейный и колючий,
перепутьями чужих дорог,-
на минуту камнем станет нежность,
ты иди, не думай обо мне...
Встречу я тебя, товарищ, тем же,
чем врага встречают на войне.
И тогда-то — сердцем, а не речью
всей России в мировом бою
за твою походку я отвечу
так же, как отвечу за свою.

А покамест друг у друга
ты в долгу и я в долгу.
Если в жизни станет туго,
чем захочешь — помогу.
Если я скажу сурово,
вдруг обижу невзначай,
ты найди суровей слово,
той же дружбой отвечай.
А сегодня утром ясным
по уставу, в свой черед,
выступаем с флагом красным
на великий фронт работ.
Сердце просится наружу,
не толчок дает — скачок.
Вместе — служба, вместе — дружба
и матерый табачок.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:10:20 | Сообщение № 53
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Так сбываются сказки в России...

Сборник «Красное солнышко»


Так сбываются сказки в России...
От великих трудов и утрат
ты всё крепче, смелее, красивей,
будто в битвах бывалый солдат.

Пусть, в работе все жилы напружив,
ты не помнишь досужего дня,
растеряв ненаглядных подружек,
задушевных друзей хороня.

Пусть, рискуя пропасть без дороги,
ты врубался в чащобы тайги,
сам лечил на привалах ожоги,
сам кедровник варил от цинги.

Пусть в безвыходных вьюжных осадах
ты от голода падал и слеп
и до гроба запомнил, как сладок
твой горбом заработанный хлеб.

Пусть в поту от горняцкой науки
ты не смог научиться беречь
молодые, горячие руки,
в вечных ранах и шрамах до плеч.

Пусть, хлебая студеную воду
в полых реках полярных пустынь,
ты бросался в упор ледоходу,
вместе с жизнью спасая мосты.

И ни разу в пожарах и вьюгах
заслужить ты упрека не мог,
будто ты побежал от испуга,
будто в горе друзьям не помог.

Пусть, хрипя, задыхаясь в метели,
через вечный полярный мороз
ты в своем обмороженном теле
красным солнышком душу пронес.

1943-1956
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:10:42 | Сообщение № 54
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Товарищ

Сборник «Вторая родина»


Каждым утром, при любой погоде,
тишину и отдых побросав,
с тысячей таких же он выходит
строить заводские корпуса.
Третий год, а даже не сегодня
две простые родины близки, —
в поселковых списках он — отходник
и ударник — в списках заводских.
По-хозяйски чуток и обычен,
на стропилах родины второй —
это мой товарищ закадычный,
современник, рядовик, герой.
Раньше — просто деревенский парень,
дальше пашен не видал дорог,
он растет, работая не даром
на стропилах родины второй.
Каждый день напористо и твердо,
по лицу размазывая пот,
он идет дорогою рекордов,
фронтом самых боевых работ.
Жизнь страны в пылу больших построек
входит в дум и мыслей оборот.
Никакой эпохи он не строил,
кроме той, в которую живет.
Потому, заботлив и привычен,
на постройке родины второй
мой товарищ лучший, закадычный —
стройармеец, фронтовик, герой.

1932
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:11:04 | Сообщение № 55
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Товарищам по оружию

Сборник «Стихи разных лет»


Лучше быть мне критикой отпетым,
чем дожить до экой срамоты:
клеить, выдавая за ракеты,
вирши, как бумажные цветы.
А потом вязать из тех изделий
мертвый, вроде веника, букет,
вот, мол, сколь моделей на неделе!
Страсти — в масти! Чем я не поэт!

Охрани цветки мои, эпоха,
от бурьяна и чертополоха!..

Это — вроде горького присловья,
притча не для нас, друзья мои.
Словом, налитым горячей кровью,
водит нас поэзия в бои
за цветы живые, за ракеты,
что сердцебиением согреты,
чтоб пришел скорей, как говорится,
ремеслу бумажному капут.
Есть еще в сердцах-пороховницах
порох тот, что чувствами зовут!
Есть еще закон у нашей власти:
в самую страстную из эпох
пустодел без совести и страсти,
стоит то же, что чертополох.
Милые, друзья мои, поэты!
Может, хватит этой чехарды:
вырезать бумажные ракеты
и кропать бумажные цветы?..

1965
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:11:27 | Сообщение № 56
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Тополь

Сборник «Соловьиная пора»


Проплыла глубокий омут,
вышла на берег светла,
шла по берегу крутому,
колокольчики рвала,
к белокаменному дому
вдоль по городу прошла.
Так прошла — взлетали шторы
в стооконных корпусах,
тополя, как семафоры,
застывали на носках.
Все дорожки молча звали,
тихо кланялись цветы,
и звенели звоном стали
деревянные мосты.
И вполголоса спросили
горожанки у ворот:
— Кто такая, всех красивей,
вдоль по городу идет?..
Трижды я ходил обходом,
трижды шел навстречу ей,
поклонился мимоходом
в самой тесной из аллей.
Только дрогнули ресницы,
будто крылья синих птиц,
не могла остановиться,
не могла поднять ресниц.
Ночь спустилась. Дня не жалко.
Спи. А я приду к огню.
Невеселым горожанкам
небылицу сочиню:
как стоял в долине тополь,
по бокам — вершины гор,
этот тополь как закопан,
не поливан до сих пор.
В жажде сох, страдал в обиде,
неприметен и угрюм,
ничего кругом не видел
от своих угрюмых дум.
В жаркий месяц соловьиный,
в день — каленный добела,
между солнцем и долиной
тучка малая плыла.
Не сложила тучка крылья,
прогремела стороной,
тополь издали накрыла
синей тенью дождевой.
И увидел тополь: в мире
освеженный он стоит,
развернув над корнем шире
ветки теплые свои.
Перед ним — горит малина,
перед ним — за садом сад,
семицветна вся долина,
стоголосы все леса.
Весь малинник в птичьем свисте,
камни гор кругом гудят,
искры молний, трепет листьев —
всё — в предчувствии дождя.

1936
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:14:46 | Сообщение № 57
admin
Репутация: 729
Награды: 116
У завода — город, а меж ними речка...

Сборник «Красное солнышко»


У завода — город, а меж ними речка,
а над речкой домик с рубленым крыльцом...
Если затоскуешь, выйдешь на крылечко,
сядешь на крылечке к сиверку лицом.

Будто в доброй сказке, мы почти что рядом,
сердцу всё открыто настежь без ключа, —
ночи с перекликом, версты с переглядом,
реки по колено, горы до плеча.

Будто всё как прежде, мы, как в песне, близко,
слышим в каждом вздохе каждый перебой,
будто понапрасну ваши металлисты
с интересом тайным ходят за тобой.

Будто между ними нет прохожим места,
волосы седеют, а любовь жива.
Будто ждешь, как девка, любишь, как невеста,
терпишь, как солдатка, плачешь, как вдова.

Будто всё в порядке, — вот пройдут метели,
вот меня уволят, сяду в самолет...
Постучусь в окошко через две недели,
может — через месяц, может — через год.

Может, и взаправду мне не возвратиться,
может, вновь придется долгие года
обживать пустыни, сторожить границы,
уходить в разведки, строить города.

Как назначишь сроки, если часа нету,
если вдруг — работа, если вдруг — война,
если я годами мыкаюсь по свету,
если ты стареешь в домике одна.

Словом, от разлуки нет покамест средства,
снова жди известий с зорьки дотемна,
не жалей, что часто рвется возле сердца
самая тугая, звонкая струна.

Если станет больно — выйдешь на крылечко
на далекий север ласковей взглянуть,
где по горным кручам, по таежным речкам
заметает вьюга мой походный путь.
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:15:15 | Сообщение № 58
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Ударный манифест

Сборник «Стихи разных лет»


По сети густой объективных причин,
по срывам и левым и правым
мы ладим удары, мы властно кричим:
«Поправим! Направим! Исправим!»
Но часто по-старому рубит рука
застывшую глыбу прорыва,
и только хранит протокола строка
великие наши порывы.
И цифры обыденных сводок грозят
покоем губительно-чинным,
и кто-то опять прикрывает глаза
стеклом объективной причины.
Товарищи! В бури, и ночи, и дни
попробуем силы утроить.
Давайте по-своему время ценить,
работу по-своему строить.
Мы можем и отдых любить и встречать,
но только подсчетом разведав,
чтоб каждый рабочий отколотый час
был часом рабочей победы.
Чтоб звоном текло напряженье труда
в горячие времени ливни.
По глыбе прорыва настроим удар,
по стеклам причин объективных!
И я поднимаю стихов голоса,
в них бодрость, и разум, и чуткость,
за двадцать четыре ударных часа,
без устали движущих сутки!
За ломку прорывов, причин и преград,
за темп, не изведанный в мире,
за стойкость большую ударных бригад
и за пятилетку в четыре.
Товарищи! В бури, и ночи, и дни
и бодрость и силы утроим,
и время по-своему будем ценить,
работу по-лучшему строить.
Не бросим ни часа, ни шагу назад,
а главное — твердость и стойкость,
пока не придется когда-то сказать:
«До срока закончена стройка!»

1930
Ответить
ingvarr
(65535) Вне сайта
Дата: 25.07.2017, 01:15:42 | Сообщение № 59
admin
Репутация: 729
Награды: 116
Эти годы

Сборник «Стихи разных лет»


Так и скажем... Это мы впервые
За размах лопат и топоров
Поднимали песни боевые
Над землей палаток и костров.
И стоим, не отступив ни разу,
Под стальными крышами цехов
Смирно! По военному приказу
Нашей партии большевиков.
Снова поднята заря, как знамя,
И гремит Магнитная гора,
На земле, над городом, над нами
Звезды пятилетия горят.
Молодость, по твердому настилу
Этих дней, идущих без числа,
Сколько ты знамен переносила,
Штурмовых недель перенесла!
Никогда вовеки не забудем,
Только рассказать не хватит сил,
Если о какой-нибудь минуте
Разговоров будет на часы.
Если эти годы не напрасно
Назовем, победу заслужив,
Грозным боем не на жизнь, а на смерть,
Боем, открывающимся в жизнь.
Снимем шапки молча по закону,
Вспомним снова тридцать первый год,
Сердце Михаила Крутякова,
Кровью приказавшее: — Вперед!
Пусть знамена падают поклоном,
По стране товарищи встают,
Легкие гармоники райкомов
Песню похоронную поют.
Пусть знамена зорями взовьются,
Как цеха, как трубы, этажи.
На земле во славу революции
Песня запевается про жизнь.
Снова поднята заря, как знамя.
И гремит Магнитная гора,
На земле, над городом, над нами
Звезды пятилетия горят —
Это значит: гром над миром бродит
И встает на долгие года
На стальных позициях завода
Диктатура нашего труда.

1934
Ответить
Форум » Досуг » Стихи » Борис Ручьёв
Страница 3 из 3«123
Поиск:



             Рейтинг@Mail.ru   HotLog